Mass Effect: Control of Logic

Объявление

ИНФОБЛОК
× Нам нужны ГМы и модераторы!

10.08.2017Solana Vakarian теперь модератор!
01.08.2017 — Нам ГОД!
18.07.2017-31.07.2017ПЕРЕКЛИЧКА!
01.02.2017 — Нам полгода!
31.12.2016 — С наступающим Новым годом!
16.12.2016 — Объявляем начало Новогодних ивентов.
01.12.2016 — Нам 4 месяца! И у нас новый модератор — Crusader
07.11.2016 — Мы празднуем N7-day
22.10.2016 — Стартовал Хэллоуинский конкурс!
28.08.2016Таймлайн обновился для флэшбэка пост-МЭ2 (начиная с Бахака); Там же сформулированы правила для оформления новых сюжетных эпизодов; К шаблону анкеты добавилось необязательное дополнение в виде списка вопросов. Ответить на них может любой желающий в этой теме.
07.08.2016 — У нас появился ТАЙМЛАЙН!
01.08.2016 — Мы открылись! Активный набор в сюжетную линию "Новый мир, старые счеты" (подробности на вкладке "Разыскиваются")
ЛУЧШИЕ
РЕСУРСЫ

20

15,3

16

48

?
?
НАВИГАЦИЯ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
Контроль логики приветствует вас, игрок.
Мы играем по эпизодической системе, рейтинг - NC-17, тип мастеринга - смешанный.
Временные рамки - 2187-2188 год, Жнецы взяты под контроль.

"…Достоверно можно утверждать лишь то, что Жнецы покинули родные миры рас Галактики. Согласно отчётам военных, в настоящее время они заняты восстановлением ретрансляторов. Подробности о местонахождении ожнецованных форм жизни и их судьбе неизвестны".
- Daily News, via ANN.

Топы:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов
Каталоги:
White PR photoshop: Renaissance Зефир, помощь ролевым LYL
Партнеры:

Игра Престолов. С самого начала Tales of Runeterra - League of Legends RPGОнейроид: сделай свой арт безумным!
Баннерообмен:
DA: The AbyssСолнце встанет, когда ты будешь чист разумом.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Control of Logic » Малоизвестные факты » Ф2, 2185 - "Миссия... Выполнима?"


Ф2, 2185 - "Миссия... Выполнима?"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Название: Миссия... Выполнима?
Время действия: конец 2185 года.
Место действия: Бекенштейн.
Краткое описание: ...обычная миссия под прикрытием для двух обычных оперативников. Казалось бы, что может пойти не так? Как выяснилось, всё. В конспиративной квартире (престижные апартаменты, фешенебельный район) остывают трупы боевой группы и партнёра Евы Александер на эту миссию. Нет следов ни взлома, ни сопротивления со стороны оперативников Цербера. Миссия под угрозой срыва - план не предусматривал подобных... Казусов, и за провал Цербер свою оперативницу по голове не погладит. Ева решатся на отчаянный шаг и просит помощи у обыкновеннейшего бойца, водителя под прикрытием, доставившего её на конспиративную квартиру - Грегори Смирнова. План придётся менять прямо на ходу, а заодно и искать предателя в своих рядах...
Участники: Грегори Смирнов, Ева Александер.
Кому можно присоединиться: никому С:
Задачи:
× успешно и максимально тихо завершить миссию Евы;
× найти предателя.
[NIC]Eve Alexander[/NIC][STA]life is a catch[/STA][AVA]http://s0.uploads.ru/L5wyu.png[/AVA][SGN]god is god, i am not[/SGN]

0

2

Miracle Of Sound – Forever Blue

  Типичное утро ноября на Бекенштейне. Жаркое и в меру неприятное, соответствующее середине октября на земле, умноженному на типичную для этой планеты температуру в двадцать пять градусов по Цельсию. Проще говоря, атмосферный ад, от которого колонию-пятимиллионник защищают лишь атмосферные щиты.
  Григорий Смирнов ненавидел жару, и оттого ни за что не желал работать в подобном месте. Но, космос не умеет быть благосклонным, так что вот уже три дня как он пытался акклиматизироваться к Бекенштейну, упорно следуя приказу и проводя большую часть времени своего под открытым небом Мильгрома.
  Итогом этому стала простуда, которую из оперативника Цербера мигом вышвырнул набор медикаментов, и насморк, в свою очередь не поддавшийся лечению и оставивший Григория временно без ощущения запахов и без шанса нормально вдохнуть носом. Такое себе приобретение.
  «Неужели нельзя было отправить меня в местечко получше?»
  От погружения в подобные упаднические мысли Григория отвлёк тихий писк координатора движения, подсказывающий ему, что для того, чтобы добраться до точки назначения, ему следует переместиться на ряд ниже, дабы выйти в итоге на первую вертикальную полосу движения, и затем свернуть направо в сторону туннеля, ведущего к космопорту. И там, что характерно, ожидать.
  «Словно у Призрака нет других вариантов подставных дебилушек, которым надо тягать его драгоценных агентов от точки «а» к точке «б»…»
  Нет, серьёзно, у них и так было множество более-менее бесполезных ребят, кто куда лучше подошёл бы к работе подставным таксистом. Ребят, которые отнесутся к этой важной миссии с должным почтением. А то от Григория вряд ли можно было ожидать чего-то кроме ворчания и возмущения, когда его назначили на работу для дилетанта, заодно и доставив сюда вне основной группы, как какое-то одноразовое резиновое изделие, чтобы он отвёз цель и затем… Что? Улетал? Серьёзно?!
  Мягкий свет, проникающий через фотофильтр на лобовом стекле машины, сменился внешней подсветкой, когда техника Григория оказалась в туннеле, и затем вновь перестроился на рассеивание яркого света солнца Бекенштейна. Почти бесшумная для сидящего внутри машина-глайдер столь отличалась этой нацеленностью на комфорт и уют, что даже была некомфортна для Григория, привычного к военной, менее мягкой технике. Но, само движение в ней было на редкость приятным.
  И даже приземление на указанной точке стоянки, по мановению волшебных палочек взломщиков Цербера отмеченной ранее на экране GPS зарезервированной, было настолько мягким, что на момент Григорию показалось, что он всё ещё продолжает движение. И само это ощущение заставило его вздрогнуть, недовольно проводя рукой по верхней панели автомобильной консоли, активируя кондиционер и убирая затенение окон до минимума, заодно выдвигая из крыши машины знак-антенну зарезервированного кэба, связанную напрямую с коммуникатором цели.
   - Я на месте. - Собственный коммуникатор Григория ответил типичными двумя краткими «шш», означавшими успешный приём информации ячейкой-ретранслятором, до того, как тишину радиоэфира вновь нарушили голоса других таксистов и операторов, заглушенные уже самим Григорием, который с радостью вообще бы убрал чёртов коммуникатор с уха. Неприятная техника, подбивающая в твои мысли рассеянную необходимость следить и за произносимыми в него словами.
  Ожидание было не столь и долгим, всего лишь пятиминутка краткого отдыха, потраченного на получение доступа к данным об автомобиле, сначала с внутреннего компьютера, заблокировавшего водителю запрос о полном строении аэрокара, и уже затем с инструметрона, который, благодаря кодам доступа оперативника, убедил строптивую машинку всё же раскрыть свои тайны. И тайны эти были вполне себе внушительными, что можно было понять по впечатлённому виду Григория, с которого как-то сама собой стряхнулась вся спокойная сонливость.
  «Вот же гады. Как в космосе мотаться – так держи Кадьяк с картонной бронёй, доисторическими инструментами и боезапасом из жёванных агитматериалов Церберовских, а как агентов подвозить…»
  Правда, возмущаться вышло недолго. Предупредительно пискнул инструметрон, засекая прибытие пассажира в радиус действия маячка таксистского, а затем от группы людей отделилась и женщина, выглядящая вполне похожей на полученное Григорием описание пассажира. Хоть в том, в общем-то, было сказано лишь о том, что ему предстоит везти женщину. Пара указанных черт внешности в это мрачное время были слишком легко заменимы в это мрачное время для организации вроде Цербера, так что до самого перемещения женщины практически вплотную к аэрокару «таксист» выжидал, пользуясь затемнением окон разглядывая свою вероятную пассажирку, и лишь когда та остановилась быстро ввёл на инструметроне запрос на подтверждение прибытия.
  Хоть система досмотра была, в общем-то, обыденной и лишь таксистской, она была очень даже полезна из-за настройки напрямую на инструметроны, которые подделать уже было куда сложнее, чем мордашку или фигуру.
  Лишь увидев, как женщина быстрым движением подтверждает свою личность. Грегори со спокойной душой открыл пассажирскую дверь аэрокара, впуская в него эту даму, заодно с её фальшивой улыбкой и вполне приятным букетом ароматов, приглушившим типичное для космопорта ощущение маслянистости и, одновременной озонированности воздуха. Приятное соседство, которое Смирнов всё же, спустя пару секунд, вознаградил улыбкой, столь же фальшиво-вежливой, сколь и улыбка женщины, в которой совершенно не угадывался агент самой беспощадной организации человечества.
- До Тринити-Таун подбросите? Сектор "С". Я Меган, можно просто Мэг. – Разумется, Меган. Доставим куда угодно. Хоть на самый край космоса. Не зря же нас с этого самого края и тягают к вам, на роли прислуги водительской…
  «Боже, сколько соли! Всё, хватит строить из себя жертву, мне не за это платят.»
   - Грегори. – Нужно было представиться, хотя бы чтобы соблюсти нормы морали, не столь, правда, и нужной в агентурной работе. Хотя бы для того, чтобы занять секунды, уходящие на запуск двигателей аэрокара и подготовку его к полёту. Использовать собственное имя было малость рискованно, но риск был вполне оправдан. Его тут никто не знает, а истине, как ни крути, чаще всего верят куда меньше, чем самой искусной лжи.
   - Разумеется, мисс…
  Работа подкралась незаметно. Безрадостная, в общем-то, работа, заключавшаяся в том, что Григорий играл роль очень важного винтика в схеме, выстроенной лишь для того, чтобы женщина, его пассажир, побывала в нескольких местах, по ходу путешествия их всё более и более сосредотачиваясь на задании и отвлекаясь от таких мелочей, как вежливость и наигранные попытки строить в рабочей обстановке излишние условности этой игры в организацию плаща и кинжала, какой так любил казаться Цербер.
  Три остановки до финального пункта назначения. Обыденные для женщины вполне высокого материального положения, заказавшего заодно личное такси столь неплохого уровня. Три периода ожидания для Грегори, практически всегда истекающие к моменту, как Меган выходила из очередного пункта своего маленького путешествия. Модный бутик в огромном торговом центре, насыщенный яркими цветами и, одновременно, поражающий безвкусностью своей, как и любое иное «современное» здание на Бекенштейне. Затем – бизнес-центр, совсем поблизости, с заметной задержкой по времени выхода и просьбой ожидать его в иной точке. И, наконец, последняя точка в маршрутном листе Григория, местоположение ячейки Цербера.
   - Теперь в район Савера, жилой комплекс "Bridge and Water". Здание 4А, третья парковка, - к моменту получения этого назначения Григорий уже не сильно и сам был рад своему назначению. И не потому, что ему каким-то образом не нравилась работа нынешняя, нет. Просто в каждом жесте его пассажирки ощущалось нечто напряжённое, невысказанное и опасное. Он уже не первый год был среди профессионалов, и потому очень чутко ловил подобные моменты.
  Впрочем, и он мог ошибаться. Так что, вполне удовлетворившись в итоге тем, что пассажир его вроде успокоилась, Грегори отправился по адресу, не удивившись и последовавшей затем просьбе обойти кругом огромное здание, разделённое парковочными этажами, расположенными на уровне аэротрасс, словно слоистый пирог.
  Идеальное приземление на стоянке. Обещание оплаты по оставлении аэрокара на основной стоянке. Отсечка времени в десять минут. Вроде бы, всё вполне неплохо. Даже идеально. По времени, по всем пройденным пунктам, несмотря на одно опоздание Меган, они шли совершенно в точности по графику, даже не заходя в запас времени. Но…
  Ни единого отклика от ячейки, ни даже отзыва на прибытие к цели назначения. Мрачненькая картина, особенно когда после дежурного запроса идентификации через коммуникатор не пришло вообще ничего. Значит, ретранслятор накрылся, что мягко говоря трудновыполнимо для любого рода вторжения в систему Цербера. Вывод? Либо это механическая проблема, связанная с погодой или чем-то подобным, либо же ловкий саботаж.
  В любом случае, сейчас Грегори с этим не смог бы ничего сделать. Разве что вооружиться, затенив на всякий случай окна аэрокара и, подумав, залегая поперёк сидений, ожидая либо писка инструметрона, оповещающего о снятии с него полномочий агента этой операции, либо же звука приближающихся шагов "Меган", которая бы точно поняла причины, по которым таксист перешёл в более сокрытое положение.
  На исходе пятой минуты коммуникатор Грегори "ожил", заставив его вздрогнуть, не осознав даже, что его вновь вывело с линии таксистов на закрытый канал Цербера.
   - Оперативник Смирнов, рассвет, - голос Меган был явно напряжён. Стоит сказать, что в реалиях задания каждого, на разные кодовые слова приходились различные краткие оповещения. И, если кому-то показалось, что слово «рассвет» вполне безобидно, то этот кто-то точно не Григорий Смирнов. Хотя бы оттого, что данная формулировка сообщала о том, что агенту необходима его помощь.
  «Мерзость…»
   - Выдвигаюсь. Аппартаменты?.. – Болтать о причинах вызова не было смысла, хотя бы потому, что использование в закрытом канале кодировок означало лишь то, что канал этот скомпрометирован и не столь уж и закрытый более. Хотя, в этом же канале не совсем грамотно засветили и фамилию Григория. Значит, предстояло поспешно выбираться из аэрокара и идти разбираться в ситуации лично. И лично же выяснять и что, и как, и зачем, и почему случилось.

+1

3

Слишком громко, слишком шумно. Ева отчаянно старалась сдерживаться, дышать спокойнее. Кровь стучала в висках, ступеньки прыгали и двоились перед глазами. Чёртова близорукость, чёртовы линзы, чёртова жизнь. [NIC]Eve Alexander[/NIC]
Дебильная шутка, Александер. Всё это - просто одна дебильная шутка.[STA]life is a catch[/STA]
Она остановилась в лестничном пролёте. Резко, со свистом выдохнула, вдохнула так глубоко, как лёгкие позволяли, и выдохнула ещё раз, уже спокойнее. Повела плечами, ёжась - бегать без обуви было так себе идеей, но как уж есть. Десятисантиметровые шпильки плохо влияют на сохранение конспирации в стрессовых условиях, а альтернативы им в ближайшее время не предвидится.
Ева подавила желание грязно выругаться. Всё вообще не должно было закончиться так. Не сейчас, не до начала основной фазы операции. Не четырьмя, блядь, трупами в конспиративной квартире. Не подозрениями на единственного, помимо неё самой, выжившего члена команды. Прямо сейчас она должна была обсуждать с Теннеси детали операции, пока Ингрид настраивала бы коммы и маячки,  а два здоровенных лба - "вроде бы, Джек и... Саймон?", -  жаловались бы на безделье и жару. Всё должно было идти согласно плану и укладываться в протокол... Вот только подтереться теперь можно было и планом, и протоколом.
Не то, чтобы она ожидала полного порядка на месте. Ячейка не отзывалась уже добрых часа три. Но, Карма свидетель - к такому просто нельзя быть готовым. Только не после трёх "без сучка и задоринки" предыдущих операций. "А ведь эта, - Ева с трудом подавила нервный смешок, - она как раз четвёртая... Есть всё же что-то нехорошее в этой цифре, недаром её так не любят азиаты".
Четыре трупа с аккуратными дырочками прямо посреди их лбов (на самом деле, три - один из охранников лежал лицом вниз). Четыре безукоризненных выстрела. Полное отсутствие следов погрома в квартире. Сработано идеально, даже слишком. Если бы только Ева не стреляла так отчаянно плохо, она могла бы подумать, что неизвестный убийца умело переводит стрелки на неё.
Скоро уже этот Смирнов? Вцепившись в перила, Ева буравила взглядом ни в чём не повинную лестницу. Лифт она задержала сразу, как только выбежала из квартиры - отправила его к пентхаусу. Да и кто вообще захочет ехать два несчастных этажа? Кроме того, лифт. Маленькое, закрытое пространство, в которое гораздо легче пробраться на полном ходу, чем выбраться.
Ева ни за что не выбрала бы лифт. [AVA]http://s0.uploads.ru/L5wyu.png[/AVA]
Как хорошо, что сраный протокол предполагал получение оружия на точках в городе. Теперь у неё была фора, возможность оценить ситуацию и ультимативный аргумент прямо в её левой руке, предусмотрительно снятый с предохранителя.
Александер хищно усмехнулась. "Ну же, Смирнов. Давай, иди к мамочке. Договоримся..." [SGN]god is god, i am not[/SGN]

+1

4

"Chairs thrown and tables toppled,
Hands armed with broken bottles,
Standing no chance to win but
We're not running, we're not running."

  Мерзкая ситуация, приправленная соусом полного отсутствия информации. Всё же шло прекрасно, и не предвещало никакой беды. Всего лишь небольшие проблемы со связью, которых ни лишена даже так хорошо организованная группировка, как "Цербер". А теперь ко всему добавилось и то, что Григорию предстояло отправиться в одиночку туда, где сейчас оказалась его пассажир, явно до того не показывавшая себя любительницей звать кого бы то ни было на помощь.
  А значит, действовать нужно было быстро. Жаль только, что скорость в этой ситуации достигалась лишь за счет пренебрежения осторожностью. Впрочем, на первой части пути Григория это было вполне приемлемо.

  Дверь аэрокара открылась, выпуская оперативника, спешно прятавшего оружие в кобуру под курткой. Пистолет не желал попадать в поле работы магнитного замка, и Григорию пришлось потерять пару драгоценных секунд, чтобы услышать тихий щелчок успешно зафиксировавшегося механизма. Хаотичная попытка оглянуться не принесла никакой новой информации, и "таксист", захлопнув дверь обиженно пискнувшего индикаторами средства своего передвижения, быстрым шагом отправился к входу в здание, на ходу пытаясь продумать свои действия внутри. Мало что,в прочем, помогало ему в этом процессе, так как даже омнитул его отказался выдавать простейшую пожарную карту здания, выдавая вместо неё лишь вежливое предупреждение о том, что внутренние системы мониторинга данного здания находятся на плановой проверке.
  В итоге, внутрь, в типичный вполне холл многоквартирного жилого комплекса, он попал уже в довольно-таки нервном состоянии, шарахаясь от каждой тени и каждого звука, то и дело порываясь всё же выхватить пистолет и придать себе тем самым куда более серьезный вид.
  Индикатор лифта подсказывал, что тот отправился ныне куда-то на двухсотые этажи, до которых добираться ему предстояло ещё с полминуты, не говоря уже о поездке обратно. Значит, оставшимся выбором для уже мысленно посылающего каждый аспект этой миссии в пешее эротическое путешествие Григория оставалась лестница. Простреливаемая с каждой точки ближайшего этажа при движении, обыденная лестница. Которую так удобно удерживать против любого рода превосходящего, а тем более и невеликого количества противников. Которая приговорила к несвоевременной гибели стольких оперативников на памяти Григория, что даже дико опасный безосновательным доверием технике лифт не был для него более ужасной альтернативой.
  Но, делать нечего. Пришлось, всё же поддавшись импульсу и выхватив пистолет, медленно, по стеночке подниматься вверх по лестнице, стараясь увидеть находящегося сверху человека хотя бы одновременно с тем, как тот увидит Григория. Ничего лучшего всё равно не оставалось. Да и так у него была возможность, в случае чего, хотя бы отскочить вниз, обратно, рискуя падением и уже однозначно самой что ни на есть дурацкой гибелью от, скажем, свернутой на лестнице шеи.

  Тишина и попытки шагать предельно легко. Осторожное перемещение, краткая попытка выглянуть за угол, оглянуться затем. Прислушаться. Мысленно в очередной раз послать всё к черту, крепче сжимая рукоять пистолета и, решившись, выйти за угол, вжимаясь в стену напротив. И двинуться дальше. Поймать взглядом номер квартиры, на единицу отличающийся от нужного. Подойти к углу... И всё заново. Всё так же осторожно, но всё так же торопясь. Срываясь с монотонного темпа, тратя пару секунд перед каждым действием на то, чтобы выяснить, узнать у самого себя же, всё ли он делает правильно.
  Но так и не лишаясь ощущения тотальной неправильности происходящего. Ведь омнитул всё так же молчит, по комлинку никто не пытается его вызвать. Либо Ева уже мертва, либо же она не может даже аварийные протоколы задействовать. Оба случая чрезвычайно поганы. Настолько, что в очередной раз, уже у двери комнаты, Григорий, замерев на несколько секунд и трижды вдохнув и выдохнув, движением руки по омнитулу открыл дверь, резко заглядывая в помещение, с пистолетом наготове, готовясь увидеть что угодно...

  Кроме женского трупа. Женского трупа, не являющегося Евой. Убитая словно наповал женщина, кажется, даже не попыталась сопротивляться. Голова её пробита насквозь. Кровь, которой не так уж и много для этой раны, кажется, уже свернулась и подсохла...

   - Вперед. - Голос, который в ином случае он был бы даже рад услышать. Если бы голос этот, на звук которого он более инстинктивно, чем обдуманно попытался повернуть голову, исходил от женщины, держащей его, как он заметил краем глаза, на прицеле пистолета. С видом, который более чем хорошо обычно описывается фразой "В гроб краше кладут". Особенно относительно того образа, который она стремилась поддерживать, сидя в аэрокаре.
  Блядство. Мерзкое, уродское и самое что ни на есть гадское блядство. А он же ещё и шёл на помощь, сам пришёл в капкан. Только странно, что он всё ещё жив... Но у всех же свои причуды. Да и убитый на пороге человек затаскивается в квартиру с трудом. Особенно если убийца - хрупкая вполне женщина.
  Григорий всё же выполняет команду, медленно делая два шага вперед. Одновременно, искренне радуясь тому, что никто не вынудил его поднять руки, он нажимает на омнитуле кнопку закрытия дверей. Ведь у него есть совершенно отчаянный план, в который он даже сам не верит.

  Первая стадия плана - уйти с поля зрения Евы. Слева стена. Справа - не стена. Туда он и ныряет, пригибаясь заодно, пока закрывается дверь. И врезается плечом в журнальный столик, помянув и мысленно, и вслух кого-то из пантеона кроганских божеств, над именем которого вечно смеются российские школьники.
  Успех достигнут. Вместе с упавшей на пол со стола кружкой и тщетной попыткой хоть как-то оправдать своё действие, вывернувшись на спину и целясь в сторону двери. Всё же, если Ева пожелает, она откроет дверь и сама. И тогда её лучше будет встретить как минимум предупредительным выстрелом. Потому что человек, тыкавший тебе в спину пистолетом, заслуживает хотя бы этого маленького элемента особого к себе отношения.
  А заодно и того, чтобы наладить с ним контакт. Хотя бы потому, что вряд ли Ева без причины, после целого дня поездок с Григорием, решила его пристрелить. Так, вроде бы, не делают. Ну, или же не в Цербере. Организация всегда во главу угла ставила эффективность.

   - И что это было? - Голос Григория не кажется спокойным даже ему. С чего бы быть спокойным?! Его только что пытались пристрелить! И кто? Его же партнер в этом задании. Точнее, в малой части этого задания. Женщина, которую он должен был всего лишь подвезти и отправляться куда глаза глядят! Подобная ненависть по отношению к нему со стороны судьбы заставляет Смирнова куда скептичнее отнестись к факту своего бедственного положения и медленно, но верно, вдоль стенки, подползти к большой кровати, от которой ему открывается более чем захватывающий вид на квартиру.
  Настолько захватывающий, что он практически прослушивает ответ его собесендицы.

   - Вот вы мне и расскажите. А заодно назовите пару причин, почему я не должна сдать вас с рук на руки командованию как предателя. - Она... На редкость спокойна. Для человека, который, кажется... Кажется...
  Ну черт побери! Как так то?! Три оперативника. Три. Три трупа. Без единого следа сопротивления. Без единой даже, наверное, мысли о противодействии. Лежат. Ничком. С дырами в головах.
  Какая это ебаная магия?! Чтобы сотворить этот трюк, нужно быть... Чем-то слишком серьезным для подобного места.

   - Потому что это точно провалит вашу миссию. А после разбирательств, ещё и загубит вашу карьеру. - Он говорит просто для того, чтобы говорить. Кого вообще на хрен интересуют карьера и миссии, когда здесь творится подобное? Но нужно поддерживать беседу. Одновременно с хаотическими мыслями о том, как бы покинуть это помещение, при том не переломав себе все кости и не подставившись под выстрел Евы.
  Если всех здесь перебила именно Ева. Ведь... Эта женщина не похожа на настолько первоклассную убийцу. Как ни крути.

   - Всё это так, но у меня есть и более неприятные альтернативы. Упущенный предатель - как раз одна из них. Что-нибудь ещё? - Предатель. Упущенный предатель. Таким титулом Смирнова ещё точно не награждали. Да он и не против этого, быть предателем в Цербере - удовольствие явно выше среднего.
  А ещё, раз такое дело, нужно срочно пораскинуть мозгами. Если Ева сейчас нагло врет ему и ждет лишь, пока он откроет дверь... То давно открыла бы её и сама. Если же она говорит правду, то готова пристрелить его хотя бы и потому, что она увидела то же, что и Григорий, и не менее серьезно с этого... Удивилась. Значит, есть шанс, что если он прогнется хотя бы на секунду под её версию, ему тут же конец. А есть шанс, что всё это сделала не Ева. Тогда...
  Григорий слегка съежился, на всякий случай переходя в несколько более горизонтальное положение, скрываясь от всех возможных точек обзора с приоткрытого балкона за кроватью. Затем, всё ещё не веря, что он это делает, положил пистолет на пол перед собой. И, наконец, промедлив несколько секунд, провел пальцами над омнитулом, открывая дверь.
  Либо он - самый тупой оперативник Цербера за всю историю его работы, либо же он угадал со своим выбором.

   - Если это сделала ты, то у меня проблемы. Если не ты, то проблемы у нас обоих. - Вполне ожидаемо, первым в комнате оказывается пистолет, который Ева держит на вытянутых руках. Признаться, это в немалой степени нервирует, но Григорию удается более-менее спокойно отреагировать, даже слегка сыграть взглядом, выражая что-то в духе "Ты сейчас серьезно" движением бровей. Всё же, он решил довериться этой женщине, а значит, выстрелить она в него сможет и если он потянется за оружием сам.
  Но она всё же останавливается и медленно опускает оружие, сначала переведя свой взгляд с Григорий на пол и обратно.

   - Если бы это сделала я, ты бы уже присоединился к остальным. - Более чем резонное замечание, в ответ на которое Смирнов глубоко вздыхает, наконец-то расслабляя руки, готовые в любой момент схватиться за рукоять пистолета, как бы глупо это ни было. Значит, на этот раз ему повезло с решением. И можно, наверное, хотя бы слегка побольше доверия оказывать Еве.
  Если она до сих пор не использует его в своих целях, чтобы затем всё так же скинуть на него всё случившееся. А женщина тем временем закрывает за собой дверь, вынуждая новые подозрения Григория одновременно нервно встрепенуться и слегка успокоиться.

- Так что да, у нас проблемы.

+1


Вы здесь » Mass Effect: Control of Logic » Малоизвестные факты » Ф2, 2185 - "Миссия... Выполнима?"