Mass Effect: Control of Logic

Объявление

ИНФОБЛОК
× Нам нужны ГМы и модераторы!

10.08.2017Solana Vakarian теперь модератор!
01.08.2017 — Нам ГОД!
18.07.2017-31.07.2017ПЕРЕКЛИЧКА!
01.02.2017 — Нам полгода!
31.12.2016 — С наступающим Новым годом!
16.12.2016 — Объявляем начало Новогодних ивентов.
01.12.2016 — Нам 4 месяца! И у нас новый модератор — Crusader
07.11.2016 — Мы празднуем N7-day
22.10.2016 — Стартовал Хэллоуинский конкурс!
28.08.2016Таймлайн обновился для флэшбэка пост-МЭ2 (начиная с Бахака); Там же сформулированы правила для оформления новых сюжетных эпизодов; К шаблону анкеты добавилось необязательное дополнение в виде списка вопросов. Ответить на них может любой желающий в этой теме.
07.08.2016 — У нас появился ТАЙМЛАЙН!
01.08.2016 — Мы открылись! Активный набор в сюжетную линию "Новый мир, старые счеты" (подробности на вкладке "Разыскиваются")
ЛУЧШИЕ
РЕСУРСЫ

20

15,3

16

48

?
?
НАВИГАЦИЯ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
Контроль логики приветствует вас, игрок.
Мы играем по эпизодической системе, рейтинг - NC-17, тип мастеринга - смешанный.
Временные рамки - 2187-2188 год, Жнецы взяты под контроль.

"…Достоверно можно утверждать лишь то, что Жнецы покинули родные миры рас Галактики. Согласно отчётам военных, в настоящее время они заняты восстановлением ретрансляторов. Подробности о местонахождении ожнецованных форм жизни и их судьбе неизвестны".
- Daily News, via ANN.

Топы:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов
Каталоги:
White PR photoshop: Renaissance Зефир, помощь ролевым LYL
Партнеры:

Игра Престолов. С самого начала Tales of Runeterra - League of Legends RPGОнейроид: сделай свой арт безумным!
Баннерообмен:
DA: The AbyssСолнце встанет, когда ты будешь чист разумом.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Control of Logic » Региональные новости » 05.02.2187, "Псы и Волки"


05.02.2187, "Псы и Волки"

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Название: Псы и Волки.
Пересечение с какой-нибудь из сюжетных линий: "Новый мир, старые счеты"
Время действия: 5.02.2187
Место действия: Город Голдаминг, боро Уэверли, графство Суррей, Великобритания.
Краткое описание:
Продовольственный конвой движется по трассе А3100, проходящей через разрушенный город Голдаминг. На повороте около старой "Таверны на Озере", на пересечении с Шейкстед-лейн, конвой атакован отрядом Цербера, последние полмесяца занимавшимся исключительно выживанием и попытками хоть как-то обезопасить себя и обеспечить себе выживание.
Война закончилась со смертью Шепард и подчинением Жнецов её воле?
Черта с два. Настоящая война только началась.
Задачи:
Уничтожить охрану конвоя, захватить припасы. По возможности, избежать жертв среди гражданских.
Устранить мародеров.
Особенности локации:
Для упрощения, будем считать, что территория вокруг "The Inn on the Lake" не особо видоизменилась с наших времен. Да и зачем меняться пригороду небольшого провинциального городка?
https://www.google.co.uk/maps/@51.18096 … a=!3m1!1e3

Отредактировано Crusader (14 января, 2017г. 18:12)

+2

2

"Пять лет войны в Европе, пять лет войны...
Я так устал, мой Боже, я так устал.
Как там поют французы? "Вперед, сыны
Отечества! Час славы уже настал."
Имперская идея, арийский лоск...
Набор фальшивых штампов, труха, зола.
Слова, что нам когда-то пронзали мозг,
Исчезли, и остались одни дела."

  Холодный ветер поднимал с земли мелкие снежинки, поземкой протаскивая их по нечищеным от снега улицам. Заброшенные, разрушенные здания глядели в сумерки позднего зимнего дня черными провалами окон. Во всём Голдаминге, кажется, более не было ничего, что осталось бы полностью целым. Город погиб, как и десятки други. Конвои проезжали его, не останавливаясь. Реанимированная войной железная дорога изредка грохотала пролетающими мимо составами. Но никто не останавливался здесь.
  Но в стенах города ещё шла жизнь. На южной окраине по ночам раздавались вопли хасков, заполнивших выжженную школу Сейнт Хилари. На севере выжившие жители городка собирались на дорожном отрезке Голдаминга, соединяющем его с Фарнкомбом. Там, близ пожарной станции и Объединенной Церкви, был развернут пункт распределения гуманитарной помощи.
  А на востоке, в Катесхолле, властвовала банда рейдеров, отказавшихся подчиняться кому бы то ни было после того, как их оставили одних против Жнецов. Свободная Община Катесхолла грозила захватить своими бунтарскими настроениями и жителей Голдаминга, которые не меньше, чем их соседи. роптали на тему полной отрезанности их городка от любого рода поддержки, когда над ними нависала громадина Жнеца, приговаривавшая каждым выстрелом своим десяток, а то и сотню человек, а на улицах выли никем, кроме ополчения, не сдерживаемые хаски.

  Цербер пришёл сюда не так уж и давно. Команда Алементе отступала из Лондона. Да что там "отступала", они попросту бежали. Рвались куда угодно, лишь бы прочь от Альянса, который, воспряв духом после активации Горна, буквально стряхнул с себя всех тех бойцов, что пытались обеспечить их инопланетным союзникам прикрытие.
  Да и инопланетных союзников более не было. Цербер вновь оказался в привычном для себя положении. Горстка людей против всего мира.
  Только вот теперь это противостояние было открытым и прямым. И не было Призрака, который крутил бы интриги и строил планы. Не было финансирования. Не было боеприпасов. Не было еды. Ничего не осталось, кроме десятка бойцов в двух МАКО, считающих каждый выстрел и доехавших на запасе топлива их техники лишь до явно сгоревшего ресторанчика неподалеку от города Голдаминг. И именно там они и становились, обжив, насколько это можно было, подвальные помещения "таверны" и окружающих развилку дорог зданий.

  Парочка компактных печей, подвал-"арсенал", помещение, в котором два оставшихся радиотехника пытались вычленить из помех и шифрованных каналов хотя бы немного информации. Мебель, которая отправлялась в печь точно так же, как и любое другое топливо, что они могли найти. Расставленные дозоры, сменявшиеся по часам. Цербер ещё не сдался, пускай сейчас в глазах выживших не было ничего, кроме усталости и отчаяния, победу над которым они одерживали лишь с помощью выучки и строгого следования правилам, вбитым в них годами службы.
  Жаль, что мысль о надежде рождала на их лицах лишь невеселую усмешку. На что им было надеяться, кроме возможности пережить ещё хотя бы один день?

  Первый конвой Альянса они пропустили, попросту не зная, что он вообще будет. В момент, когда по дороге прогрохотали несколько МАКО и два тяжело груженых "Гризли", солдаты скрывались за всем, что могло скрыть их от глаз противника, считая, что отряд был выслан им на перехват. Лишь затем они вскрыли несколько шифров и поймали переговоры Лондона со складами юго-запада Суррея. Узнали точное время выхода второго конвоя. И, недолго думая, взялись за дело, передвинув МАКО на будущие огневые позиции и разрабатывая план нападения. Вряд ли это было хорошей идеей вообще, но им нужно было хоть что-то есть. И хоть чем-то греться. А захват "Гризли" обещал бы им, заодно, и полный карт-бланш на перемещение всего отряда куда угодно, так как топливный запас этих машин позволил бы им стать куда мобильнее, чем с парой почти "выдохшихся" МАКО.

***

  Жак Алементе, молодой ещё мужчина, выглядевший изможденным, но всё ещё не лишенным решительности, медленно обводил взглядом своих людей. Только что он надиктовал им все пункты плана, который они и без того по большей части создавали вместе, но всё равно не мог избавиться от цепкой, нервирующей мысли о том, что план этот был лютым дерьмом. И не только с позиции самого планирования, но и...

   - Жак... - Тяжелый бас пропорол тишину, сгустившуюся в так и не прогревшемся за время брифинга помещении. Владелец этого выдающегося голоса, крепкий, тяжелый мужчина, чем-то неуловимо похожий на огромного питбуля, поднял взгляд на своего старого друга, открывая всем окружающим жутко выглядящий след от плазменного ожога на своем подбородке. Он был одним из тех, кто попали под перекрестный огонь Альянса и Жнецов, когда дерьмо врезалось в вентилятор и все планы пошли прахом. Но, в отличие от остальных выживших, он был центурионом Цербера. Командиром тех охаскованных уродов, которые, обезумев, чуть не перебили всех остальных бойцов отряда Алементе.
  Фантомы, Стражи и Инженеры, окружавшие с тех пор Игоря, явно опасались его. Впрочем, никаких признаков агрессии тот не проявлял. По крайней мере, больших, чем обычно.

   - Нам пиздец. - Краткая резолюция мужчины сопровождалась боле чем красноречивым взглядом, которым тот окинул всех, его окружающих, и более чем эффектным выходом прочь из этого подвала. На мороз. Где тому явно будет куда лучше, чем в окружении людей, опасающихся каждого его жеста. Где хотя бы слегка свежее. Где он отдышится и примет верное решение. Потому что кем бы он ни был и как бы себя не вел, сейчас он был нужен этим уродам вокруг себя не меньше, чем они были нужны ему.

   - Желающие повторить заявления господина Мирного могут смело это сделать, и отправятся вместе с ним ловить пули, первыми атакуя конвой. - Жак, потирая переносицу, оперся о стену за своей спиной. Ему не хотелось быть здесь и сейчас. Он вообще никогда не желал ничего подобного. Он хотел только работать на тех, кому есть дело до будущего человечества, до жизней людей, не защищаемых Альянсом или кем бы то ни было. Он всегда был идеалистом, этот совершенно не казавшийся воином француз, но теперь этих самых идеалов не оставалось.
  Оставался только десяток солдат, лишенных надежды на выживание. И сам Жак, вынужденный ими командовать. А раз так, то строить из себя великого лидера он не собирался. Это было работой другого человека, который, к несчастью, сейчас был не пойми где.

   - Бежать некуда. Отступать некуда. Скоро сожжем и сожрем всё, что осталось. Так что либо мы ночью убиваем их, либо нас потом убивают голод и холод. Выбор у вас невелик. Вольно.

+1

3

Я вновь недавно в те места
Пришел издалека.
Разрушен дом, и лес сгорел,
И высохла река.
Все было чуждым, как во сне,
Мне кажется с тех пор,
Что жизнь моя приснилась мне
И снится до сих пор. ©

Today we kill, tomorrow we die… Только, в отличие от старой песенки, никакого вестерна и никакой романтики. Почти сутки без сна. Вечное недоедание. Прибереженные пайки, которые Батц отдавал матери. Теперь у Карин снова была фамилия О'Фаррелл. Второй муж погиб в первые дни войны.

Тусклый свет, неровное гудение двигателя транспортера. Проклятая тряска, к которой пора бы привыкнуть, но все никак. Натрафареченный британский флаг на плече едва заметен ночью. Едкий запах пота. Удивительно, как еще не завелись вши. Грязь на броне, под ней и на ботинках. Железистый привкус во рту. Въевшаяся в кожу гарь. Неотмываемая копоть.

В Лондоне груз ждали лагеря для бездомных и полевые госпиталя, где царили тошнотворный запах гноя, голодная рвота и дизентерийный понос. Медики едва справлялись со своими обязанностями. Таблетка активированного угля, сухое топливо и антибиотики – величайшее сокровище. После жизни, которую теперь нужно умудриться удержать. Потому что тех, кого не добили эти серые, полумертвые твари со светящимися глазами, добьют голод, переохлаждение и… мародеры.

Полуразрушенный Лондон такой неприветливый в феврале… Но до него еще нужно добраться. Думая об этом, Батц криво улыбнулся. Бандана, повязанная на лицо под шлемом, намокла от кашля. Вечером, перед сном, зачем-то помянув маминого доброго Боженьку, он просил, чтобы это оказалась не пневмония.

Резкий рывок едва ли не выбил из рук штурмовую винтовку.
– Ебать вас в задницу! – заорал «напарник», тридцатилетний крепкий парень по имени Стен. Словно в ответ на его слова впереди полыхнуло и громко жахнуло. Транспортеры один за другим, по цепочке, остановились. Послышались крики и стрельба.

Отредактировано Batz (19 декабря, 2016г. 23:46)

+2

4

"Лучше ты, чем я!" ©
CoD: Modern Warfare

  Мрак сгущался, хладной хваткой своей всё крепче, всё сильнее обволакивая городок, в котором не было ни единого огня, сопротивляющегося тьме. На вымороженной дороге бойцы Цербера укладывали последние заряды, хранившиеся в их МАКО ещё со времен попыток не позволить Шепард и её команде пробиться к Предвестнику. Эта медитативная работа казалась таковой лишь тем, кто мог наблюдать за творящимся из безопасности более-менее теплого укрытия. На самом же деле, несмотря на то, что снаряжение Цербера было более чем качественным, даже нынешние, утепленные варианты бронекостюмов инженеров износились до крайности.
  Для них можно было бы завести МАКО. Наверное. Заодно, они бы не таскали заряды столь далеко, сбивая ноги и поскальзываясь. Только вот в МАКО Цербера и так было топлива лишь на самом донышке. Хватит на то, чтобы выехать из-за укрытий. А там... Как повезет.

   - Да вы, мать вашу, издеваетесь! Подвезите сюда этот... - Хлесткий удар приклада по шлему заставил сорвавшегося инженера рухнуть на обледенелую дорогу, хватаясь за лицо. Точнее, за выдержавшее полученный тычок забрало шлема. Огромный мужчина, только что с такой легкостью опрокинувший его, совершенно механическим, отточенным движением снял свою винтовку с предохранителя и направил ствол её в лицо крикуну.
  Тому не понадобилось большей мотивации для того, чтобы хрипло, резко взвыть, выражая этим звуком весь ужас человека, оказавшегося на грани смерти. Но выстрела не последовало, вместо этого "Мотыга" Игоря Мирного вернулась на прежнее свое местоположение на сгибе его руки.

   - Встал и продолжил работать. Иначе первым, упустив конвой, мы сожрем тебя. - Эфир заполнился краткими, хрипловатыми смешками, по большей части сочувственными. Характер Мирного и без того был всем известен, а сейчас он и вовсе стал неконтролируемым ублюдком.

  Ночь наступила совершенно незаметно. Тьма и так была густой и плотной, что казалось, что ты попросту оглох и ослеп. Визоры шлемов, разумеется, пытались бороться с этим, выжимая всё из систем работы в слабом освещении, но и у них не получалось практически ничего. А тем временем, проходили минуты, разделявшие конвой Альянса и засаду Цербера от столкновения. В шлемофонах слышались рваные команды и отзывы, бойцы, наблюдающие за дорогой через инфракрасные бинокли, готовясь по первому же сигналу обнаружения противника свернуть свою деятельность и перейти на позиции свои.

  Всего лишь десяток бойцов, лишенный самых крепких и полезных сейчас штурмовиков Цербера. Два бронетранспорта, в одном из которых на позиции пилота сейчас сидел сам Жак Алементе. Пятнадцатый калибр против того вооружения, что может оказаться в руках нападающих. Самоубийственное нападение, решить которое в пользу "Цербера" могла лишь их многолетняя выучка и привычка строго следовать приказам. Ровно как приказы эти и отдавать.

  Первые взрывы разорвали тишину и тьму, как только две первые машины конвоя оказалась над зарядами. Тут же, вслед за этим, из-за гряды небольших деревьев, полностью занесенных снегом, выкатился МАКО Жака, а на небольшой возвышенности с правого фланга конвоя появился второй МАКО. Пилоты почти синхронно пересели на места бортстрелков. В секундной тишине, обеспеченной внезапностью вынужденной остановки конвоя, в шлемах Цербера тем явнее слышался приказ, который приговаривал всех тех, кому ещё не повезет этой ночью.

   - В атаку!

  Первый залп орудий МАКО проредил список способных ещё двигаться машин конвоя, лишив его последней и третьей из оных. А затем раздались выстрелы и бойцов Цербера, сражающихся за то, чтобы не погибнуть без боя.
  МАКО продолжили методичный огонь, стреляя по инфракрасным меткам, отправляемым на машины конвоя или же на бойцов противника снайпером на крыше Таверны. Бойцы же работали в парах, либо Страж-Инженер, либо Страж-Фантом, обмениваясь данными о своих перемещениях и используя вовсю преимущества системы "свой-чужой".
  Лишь Игорь сражался в одиночку, сочетая свою физическую мощь с холодным расчетом и тяжелыми ударами, усиленными резотроном.
  Если и были приказы щадить гражданских или же брать пленных, сейчас они никого не волновали. Да и Алементе, будем откровенны, с этого самого момента совершенно не контролировал ситуацию, и мог лишь продолжать работать в нынешнем ключе. Попытка как-то помешать его же бойцам убивать разве что превратила бы его авторитет в призрак оного.

+2

5

До Вторжения Стен ничем особым не отличался. Так, мелкая шваль. Приторговывал дурью на улицах Лондона, влипал в бандитские передряги, бегал от полиции. Теперь он был героем. Мало того, что хорошо стрелял и перебил неисчислимое множество наземных сил Жнецов, так еще выжил и не рехнулся. Поначалу товарищи ополченцы на барыгу смотрели косо, но свою вину перед обществом он, что называется, искупил сполна. Да и выбирать не приходится, когда каждый человек на счету.

Уже в самом начале этой стычки было потеряно четверо. Многовато для начала. Одного убило взрывом. Второго, оглушенного и контуженного, тут же добили церберовцы – по белой, замызганной броне быстро определили, что это они. Третьего выстрелом снял снайпер. Четвертого проткнула фантом.

Выматерившись еще раз, Стен пригнулся, глянув, как покатился по воздуху боевой дрон, запущенный Батцем. Практически мгновенно они переместились в укрытие. Ребята с транспортера впереди оперативно развернули турель. Поврежденный транспорт и последующий обстрел стали серьезным препятствием, однако основной задачей конвоиров было не дать противнику зайти с флангов и продвинуться дальше. Один за другим, как удары метронома, зазвучали короткие сухие приказы Одли – «главного по обозу», как они окрестили его между собой. Приоритетными целями были снайпер и фантом.

– Он мой, – уходя в маскировку, отозвался насчет снайпера Кахтани, который, казалось, даже во сне не расставался со своим «Героем».

В ответ турели ополченцев затараторила церберовская. Среди вспышек и выстрелов, мерно катящийся дрон выглядел чем-то вроде красивой игрушки, рождественского елочного шарика. Электрические разряды должны были отвлечь внимание врага и вывести из строя турель.

Биотический щит фантома, именуемый в простонародье «пузырем», мелькнул в темноте слабым свечением. Совсем близко.

– Не дай ей подойти. Если доберется, перережет нас всех, – сказал Батц.

Стен и сам это понимал. Туда, где кувыркнулась белая изящная фигурка «акробатки», полетела брошенная им граната «Инферно», Батц дал перегрузку, активируя тех-связку. Теперь Стен мог потрошить фантома беспрепятственно. Тем временем пистолетный выстрел, сделанный инженером, нашел голову стража, проникнув сквозь узкую щель щита.

– Ха-ха! Мясо! – в своей придурковатой манере доложился Стен.
Батц кивнул.

За все время он видел несколько типов вояк. Те, которые привыкали и относились к убийству как к любой другой работе. Те, которые старательно давили себя, пытаясь отстраниться или смириться с тем, что они делают. И те, кому убивать нравилось. Бывший барыга Стен был из третьей категории.

+1

6

It is only through pain that you know you are alive...

...And this time, my friend, the pain must end.

- Пусто! - Вооруженный дробовиком "Церберовец" ушел с линии огня противников, с глухим стуком ударившись наспинными пластинами брони о борт одного из транспортников. За его спиной, легкой тенью, около этого же транспорта оказался и его напарник. Лёгкая, изящная фигура, закованная в совершенно не скрадывающую движений броню. Совершенная машина для убийства. Как и все они.
  Её звали Кассиопеей. Дурацкое имя. Она всегда хотела его сменить. Но так и не сделала этого, взамен обменяв руку на боевой протез фантома.
   - Дере... - Дерек? Да, имя солдата, который, позволив себе лишь один этот взгляд, спешно вбивал в дробовик новый термозаряд. И сейчас он, слегка вздрогнув от звука взрыва снаряда "Мако" поблизости, вновь оглянулся на неё. Наверное, потому, что она предлагала новый план. Или хотела снова выйти вперед, подставляя свой биотический барьер под пули, чтобы...
  На том месте, где только что была его женщина, так никогда, кажется, и не успевшая за недолгую, отрывистую их связь посреди этого ада хотя бы спокойно сомкнуть глаза, сверкнула вспышка огня, ослепившего его за миг до того, как отрывистый вопль, тут же прерванный статикой помех, разошелся по коммуникаторам всего их атакующего звена. Из которого остались то только два человека.

  Никто не узнает, что случилось с этими людьми. Никто никогда не попробует хотя бы попытаться воссоздать их странную историю. Ещё вчера они были частью чего-то большего, а теперь...

  "Хорошо, если хоть что-то похоронить сможем."

  МАКО вели огонь по наводкам снайпера, Цербер теснил своих противников. Или же все уже были мертвы? Системы регистрации сигналов сбивались, вынужденно отключаясь в этом месиве совершенно лишившейся организации атаки.
  Очередной взрыв раздался около одной из машин колонны, швырнув о тяжелый корпус изломанное до неузнаваемости тело фантома. Где-то с характерным стакатто громыхающих выстрелов разрядилась активная система защиты брони Игоря, увеличивавшая его визуально почти вдвое. Наверное, бойцы, что были рядом с ним, как всегда вонзившимся в самую гущу боя, тоже будут похоронены лишь формально. Если сам здоровяк выжил. Всё же, эта система многими считалась суицидальной.

   - Все ко мне! Жак, заткни эту ебаную турель! - Громкий, похожий более на рык голос этого мужчины, порой казавшегося сверхчеловеком, разрезал тишину коммлинков, подсказывая, что если он и ранен, то не смертельно. Хотя бы сейчас, когда нападение "Цербера", и правда захлебнувшееся, нужно было перепрофилировать в...

  Сигнал снайпера пропал с радаров. Через считанные мгновения МАКО, ведущий огонь по конвою с тыла, замер навсегда, чтобы через пару мгновений с неразборчивым хрипом в общий канал с характерным для активированного самоуничтожения объемом взрыва разорваться на части, раздираясь изнутри одновременно детонировавшими топливными баками, генератором и боезапасом орудия. Даже и так, всё же, эта гениальная машина более-менее "выжила", совершенно лишившись всего, кроме своей легендарной подвески, заставившей остов оторваться после импульса взрыва от земли и завалиться набок.

   - Держись. - Пересесть на место пилота, отпуская врезавшиеся в руки за время этой битвы рукояти управления оружием. Резким рывком выкатиться вперед, разворачиваясь почти на месте, выжимая из лишенной почти всех запасов топлива машины последние капли энергии. Всё это было доведено уже до автоматизма, но всё равно заняло время. Время, которого у остатков "Церберовцев" было слишком мало.
  Как и у тех, кто пережил этот штурм со стороны охранников каравана. Возможно, они отсекли адскому псу пару голов. Но последняя, самая яростная и дикая, ещё была на месте.

  Они оказались в своего рода укрытии, созданном одной из машин конвоя, после взрыва мины зарывшейся отсутствующими передними колесами левого борта в землю и полуразвернувшейся. Вторая машина столь же удобно врезалась в неё, сейчас отрезая "Цербер" от атакующих. Хотя, что там "Цербер"...
  Пять выживших бойцов в этом отряде, практически без боеприпасов. Два побитых тактических щита при дробовиках. Два меча в руках у фантомов, пытающихся выкроить момент на перезарядку своих встроенных в протезы "трещоток". Дробовик Игоря, который он как раз швырнул на землю, схватив с земли же первую попавшуюся, явно "Церберовскую" винтовку. Гаже могло оказаться только осознать, что ни гранат, ни большей части бронепластин на его хребте больше нет, слыша, как зашипела его раскаленная взрывом встроенных зарядов броня, стоило ему рухнуть в снег, который намело уже за эти минуты ночного боя безжалостно холодным ветром.

  Секунда передышки. Ровно столько, чтобы отдышаться и приготовиться к тому, что будет дальше. И, может быть, сказать что-нибудь идиотическое, в духе речей всех этих великих командоров. Дурацкая игра на надеждах и ожиданиях смертников, к которым Игорь с привычным в его исполнении мрачным реализмом приписывал всех, в том числе и себя сейчас.
  Впрочем, наверное, очень полезная сейчас.

   - Если не сдохнете, свалим отсюда. Спрячемся. И... Будем жить.

+1


Вы здесь » Mass Effect: Control of Logic » Региональные новости » 05.02.2187, "Псы и Волки"