Mass Effect: Control of Logic

Объявление

ИНФОБЛОК
× Нам нужны ГМы и модераторы!

10.08.2017Solana Vakarian теперь модератор!
01.08.2017 — Нам ГОД!
18.07.2017-31.07.2017ПЕРЕКЛИЧКА!
01.02.2017 — Нам полгода!
31.12.2016 — С наступающим Новым годом!
16.12.2016 — Объявляем начало Новогодних ивентов.
01.12.2016 — Нам 4 месяца! И у нас новый модератор — Crusader
07.11.2016 — Мы празднуем N7-day
22.10.2016 — Стартовал Хэллоуинский конкурс!
28.08.2016Таймлайн обновился для флэшбэка пост-МЭ2 (начиная с Бахака); Там же сформулированы правила для оформления новых сюжетных эпизодов; К шаблону анкеты добавилось необязательное дополнение в виде списка вопросов. Ответить на них может любой желающий в этой теме.
07.08.2016 — У нас появился ТАЙМЛАЙН!
01.08.2016 — Мы открылись! Активный набор в сюжетную линию "Новый мир, старые счеты" (подробности на вкладке "Разыскиваются")
ЛУЧШИЕ
РЕСУРСЫ

20

15,3

16

48

?
?
НАВИГАЦИЯ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
Контроль логики приветствует вас, игрок.
Мы играем по эпизодической системе, рейтинг - NC-17, тип мастеринга - смешанный.
Временные рамки - 2187-2188 год, Жнецы взяты под контроль.

"…Достоверно можно утверждать лишь то, что Жнецы покинули родные миры рас Галактики. Согласно отчётам военных, в настоящее время они заняты восстановлением ретрансляторов. Подробности о местонахождении ожнецованных форм жизни и их судьбе неизвестны".
- Daily News, via ANN.

Топы:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов
Каталоги:
White PR photoshop: Renaissance Зефир, помощь ролевым LYL
Партнеры:

Игра Престолов. С самого начала Tales of Runeterra - League of Legends RPGОнейроид: сделай свой арт безумным!
Баннерообмен:
DA: The AbyssСолнце встанет, когда ты будешь чист разумом.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Control of Logic » Первая полоса » (I-1) 18.01.2187 "Тьма в конце туннеля"


(I-1) 18.01.2187 "Тьма в конце туннеля"

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время действия: 18.01.2187
Место действия: Земля, Лондон
Пересечение с какой-либо из сюжетных линий: Стройка на костях.
Краткое описание:
Город лежит в руинах.
Транспортная сеть... да нет никакой транспортной сети, одно название. Чтобы восстановить хоть какое-то сообщение между разными частями городов,  наспех созданные подразделения из солдат, техников и волонтеров спускаются в метро, чтобы расчистить пути, выходы на поверхность и восстановить движение. Но из-за завалов порой слышатся крики - не все успели выбраться, и нужно спешить. Альтернативным путем  спасения и перемещения рассматривается канализация.
Задачи:
- найти все отмеченные (и, возможно, неотмеченные) на картах бункеры.
- обеспечить свободный вход и выход из них.
- обеспечить необходимую помощь выжившим (медицинская, питание, психологическая, доставка к немногим действующим транспортным узлам).
- провести ревизию сохранившихся в бункерах и подземных складах запасов.
- восстановить (или проложить заново) линии связи.
Особенности локации:
- темно, мрачно, жутко, воняет и т.д.
- порой встречаются не сумевшие выбраться на призыв одурманенные разной степени (возможно, даже внутри бункеров).
- внезапные находки.
- психованные люди.
Роли:
- техники, инженеры, строители, знающие подземку.
- солдаты с хреновым вооружением (с основной задачей "проследить, чтоб эти идиоты сами не навернулись и не затоптали друг друга на радостях").
- медики.

Очередь: ГМ, Юкс, (Дэн), Рокатански
Возможны перестановки.

0

2

Лондон пал первым. Нет, потом появилось Сопротивление, люди спустились под землю, открыли старые бункеры, устроили там штабы, оберегали метрополитен как зеницу ока и кратчайший путь доставки беженцам к пунктам эвакуации. Наладили кое-какое снабжение. Восстановили связь, пусть нестабильную. Но сначала город накрыло волной паники и разрушений. Огромные высотки запросто рассыпались карточными домиками, асфальт плавился под ногами и шинами. Пути отступления перекрыты. Враг огромен, бесчисленен и как будто несокрушим...
Уборочная техника работает без перерывов уже почти неделю, а особых результатов ждать еще долго. Можно, казалось бы, вместо того, чтобы карабкаться на груды кирпичей и бетона, пройти сквозь еще целые остовы зданий, но повсюду висят растяжки о том, что это грозит очередным обвалом, который погребет вас под собой.
В низких приземистых сараюшках (на фоне небоскребов такими кажутся и трехэтажные дома), невесть как не попавших под удар, устроены лазареты, бесплатные горячие похлёбки и возможность поспать.
Темза больше напоминает грязевую лужу. Из неё уже вытащили несколько машин, но делу это не помогает ничуть: плыть по ней невозможно. Ни кораблём - напорешься на железяку, ни своим ходом - вдобавок еще и отравишься.
Станция метро  Warwick avenue* одна из немногих на западе, что сохранила свободным выход на поверхность. И тут же обросла военными. Гражданских внутрь без сопровождения не пускают, разве что записаться в волонтёрский отряд, помочь другим, а там глядишь — и до своих можно будет добраться...
Люди, турианцы, саларианцы, азари, кроганы — все в равных условиях изоляции и неизвестности...
— Так, бойцы, нашим ученым друзьям нужна огневая поддержка. Необходимо добраться до Вестминстера и проверить местные убежища, напоминаю, их там три, местоположение обозначено на карте. Это часть более старой системы подземелий, карты которых мы... не можем найти, там остались большие запасы медикаментов. И оттуда можно будет попытаться подключить связь. Энергоустановка и часть вышек в том районе не пострадала, — капитан Симмонс, молодой, едва за тридцать мужчина, получивший это звание совсем недавно, несколько растерянно оглянулся на стоящую неподалёку группу саларианцев.
— Рокатански, Кроу, ваша непосредственная задача — расчистить путь и восстановить разрывы в энергопитании, — Симмонс кивнул на здоровенную бухту кабеля, заботливо намотанную на закреплённое на тележке колесо. Вся конструкция передвигалась на довольно мощных колёсах, видимо, рассчитанных на сложности рельефа.
— Последним займутся наши друзья под предводительством лейтенанта Юкса, а вы постарайтесь сделать так, чтобы им ничего не помешало.
— Или никого, — хмыкнул кто-то в толпе, но тут же замолчал и себя более не выдавал под недовольным взглядом капитана.

ООС

Вводник. Атмосфера. Описываем спуск. Можно саму станцию, если не лень в гугл. Состояние не лучшее, но в целом её расчистить уже успели. Обозначьте в планах направление.
Юкс, можешь брать себе неписями своих еще двух-трех (как минимум 1 инженер по связи, как минимум один медик), Кроу, на тебе + 1 боец, + 1 подрывник. Макс - тебе показалось, что за вами кто-то увязался.

*Коричнева ветка метро, запад, западнее Паддингтона. Карты гуглятся ;)

Отредактировано Whisper (23 февраля, 2017г. 22:19)

+2

3

- Рыжий, подъём! - бесцеремонно рявкнули ему в ухо и тут же начали трясти за плечи.
- Гризли, отъ*бись, - вяло отозвался Дэн, тщетно пытаясь удержать сон. - Тебе знакомо слово "совесть"?
- Конечно знакомо, - жизнерадостно отозвался "будильник", отпуская плечи и предпринимая попытку стащить его с койки. Рыжий дернул ногой, возражая против такого метода побудки. - Давай вставай, баньши уже провопили.
Дэн обреченно разлепил глаза и сел на койке, уставившись на напарника.
- Опять? - недоверчиво уточнил он, скосив глаза на темный прямоугольник двери.
- А? - не понял напарник, и тут же мотнул головой. - Да не, я про то, что уже десять.
Рыжий фыркнул, тряхнул головой, прогоняя сонливость и потянулся за штанами.
- Как патруль? - убедившись, что Дэн проснулся, напарник с чувством выполненного долга развалился на своей койке и заложил руки за голову. - Далеко зашли?
- Пятнадцать километров, - кивнул рыжий, заглядывая под кровать в поисках потерявшегося носка. - И ничего. Ни одного боя. Но на контакт они тоже не идут.
- Думаешь, это значит, что мы победили?
Вопрос был до того наивным, что Дэн обернулся и недоумевающе посмотрел на напарника, выгнув бровь. Тот, видимо почувствовал взгляд, фыркнул и пробормотал что-то вроде "Глупый вопрос".
- Нет, - ответил Дэн. - Не победили. Выиграли. Пошли, посмотрим чем нас сегодня порадуют пайки.
Напарник усмехнулся и рывком поднялся с кровати, догнав рыжего уже в коридоре.

- Как там Кот? - между делом поинтересовался рыжий, разводя изотоник в кружке.
- Неплохо, для человека, месяц назад получившего семь лишних дырок в теле. Док уже собирается выпустить его.
- Пусть ещё пару дней подержит, - подумав сказал Дэн. - А то мало ли.
- Хорошо, передам. Хотя сам Кот уже от скуки на потолок лезет, - напарник усмехнулся непонятно чему и добавил:
- В прямом смысле.
Дэн тоже не удержался от смешка.
- Эй. там Симмонс всех собирает. Давайте быстрее, - с порога крикнул кто-то.
Столовая начала понемногу пустеть. Парни посмотрели на недоеденный завтрак и поспешно принялись запасаться калориями.
***
- Прибыли. Здесь заходить будем? - больше для проформы поинтересовался Пух - коренастый светловолосый подрывник, тащивший на себе рюкзак со взрывчаткой размером чуть ли не с него самого. На спину он не заваливался только благодаря висящему на груди "Призраку".
Ему никто не ответил. Саларианцы, тащившие тележку с кабелем, говорили о чём-то с такой скоростью и обилием технических терминов, что пытаться их понять было бесполезно. Люди думали каждый о своём. Лично Дэну очень не хотелось туда спускаться. Что-то ему подсказывало, что не все из тех, кто спустится, смогут подняться наверх. И Дэн старательно продумывал варианты как ему выбраться из этих тёмных и воняющих подземелий.
Наконец, командир группы дал отмашку и Дэн нехотя поставил ногу на первую ступеньку, ведущую во тьму. Сама станция, вопреки ожиданиям, оказалась не заброшенной, но основательно захламлённой. К тому же, с военным блокпостом, что оказалось приятной неожиданностью - хотя бы какое-то время будет защита от удара в спину.
- Кроу, давай первым, - сказал Леший - техник, на всякий случай, приставленный к группе Симмонсом. - Контактный обесточен, можешь идти где угодно.
Дэн кивнул и спрыгнул с платформы на пути, прикинул направление и ширину тоннеля, взял дробовик, включил подствольный фонарик и тут же выключил - свет больше мешал, чем помогал, выхватывая только небольшой участок, взамен погружая всё за его пределами в ещё большую темноту. Надвинув визор, рыжий немного повозился с настройками, выбирая режим и остановился на инфракрасном спектре. Почувствовав себя увереннее, Дэн обернулся к группе, словно намереваясь что-то сказать, но передумал и двинулся вперёд по тоннелю.
[NIC]Daniel Crowe[/NIC][STA]Сволочь рыжая[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/t/VFv6z.jpg[/AVA][SGN]Ой, а можно мы вас тут немножко взорвем?[/SGN]

0

4

С разрешения ГМа, миную станцию и казармы.

В грязном-грязном Лондоне, в темной-темной поздемке, в тусклом свете мерцающих "созвездий детонаторов", в страшной грязи из пыли и копоти сидел Адам, лирично (и крайне старательно) думающий о высоком, далеком, теплом и непременно светлом - т.е. пребывал в некотором роде грезах, начисто оторванных от текущей послевоенной реальности и необходимости вкалывать. Проведя в окопах и землянках (но иногда еще и в опустевших пабах) большую часть вторжения жнецов на Землю, Арам практически не посещал казармы, отдавая предпочтение скорым налетам на пункты военного снабжения. Как итог, еврей имел крайне нечистоплотный вид - лицо в черных разводах "я вытирал лицо не самым чистым рукавом", буйно прорастающая щетина, корки заживающих ожегов, ну и разумеется,  внушительные спасительные мешки под маааленькими красными глазами. Потерявшая благородные синие цвета форма полевого сапера, стала идеальным камуфляжем в котором впору сливаться с окружающей пепельно-руинной действительностью, ну или весьма правдоподобно прикидываться трупом - такого же мазутно-черного цвета был и некогда серый пилон поддержки.

О том, что вторжение окончено, и случилось чудо, Клеф, как и многие, узнал через коммуникатор, в связи с чем облегченно принялся высыпаться прямо там, в окопе, среди минного поля. Ну а по пробуждению, был назначен разбирать труды своей кропотливой работы, и разбирать было что. За относительно короткое время, Клеф успел не только заминировать несколько кварталов и определенные отрезки линии фронта, но и сотворить разного рода взрывные инсталляции, способные поднять на воздух целые улицы, подземные шахты, дома, покинутые цыганские таборы.  Под "инсталляциями" подразумевалось, как правило, очень плотное минирование большой площади, псевдо-стены из "тротиловых кирпичей", псевдо-укрытия из тех же "тротиловых кирпичей", минирование мусорных контейнеров, люков в канализацию, установка растяжек на детских площадках и холодильниках, где-то даже стоит грустное тротиловое пугало в окружении целой паутины стяжек Каина - многое из этого так или иначе сдетонировало и унесло жизни врагов и неосторожных союзников, но часть "творений" все еще представляла внушительную угрозу всему живому, и еврей был сослан нейтрализовать свои заслоны судного дня.

  Так вот, в кромешной темноте покинутой подземной станции, в шахте железнодорожных путей метрополитена, разложив свое скромное и потасканное имущество прямо по обесточенным шпалам, по-турецки восседал Адам, нежнейшим образом (насколько вообще может быть нежен сапер-гинеколог) обрезая провода у многочисленных детонаторов, собственноручно собранной стены, не ожидая встретить здесь кого либо.

0

5

Сидней пылал. Кто-то другой мог бы, наверное, даже найти в этом что-то увлекательное, но Макс видел только гибель своего родного города. Причём видел он это не то, чтобы целиком и полностью, но достаточно хорошо — какими-то судьбами его занесло на самый верх Центер Пойнта. Отсюда наблюдались и медленно оседающие бетонные паруса оперы вкупе с падающими обломками моста, и горящий ботанический сад рядом с раскуроченными остатками того, что раньше было небоскрёбами. И многое, многое другое. Наконец, Жнецы соизволили обратить внимание и на обзорную башню.
Потеря поверхности под ногами. До странного медленный и плавный полёт — вниз, к поверхности планеты. Обычно это называют падением, но тут больше подходило именно слово полёт. За полсекунды до столкновения с асфальтом Рокатански проснулся.
Потом были четыре крайне напряжённых часа, в течение которых пришлось следить за тем, чтобы новоприбывшие соблюдали хотя бы весьма отдалённое подобие порядка. Несмотря на то, что и предыдущие семь дней приходилось заниматься примерно тем же самым, лейтенант так толком и не привык. Безусловно, дело было ещё и в почти постоянно болящей из-за неправильно сросшегося перелома ноге, но даже без этого пришлось бы трудно. Многие так долго сидели под землёй, что почти отвыкли от вида открытого неба. Многие боялись того, что вот-вот прилетит сборщик и панически кричали, что надо прятаться. Отдельно взятые личности вроде бы вполне спокойно относились к тому, что всё закончилось, а потом у них что-то там перемыкало и они начинали нести чушь насчёт замаскированных хасков, которые хотят таким макаром заманить их в лагерь. Последних приходилось относительно аккуратно фиксировать и тащить в специально выделенное для таких вот буйных здание. Впрочем, и относительно вменяемые, просто соскучившиеся по горячей еде и остальным благам цивилизации — тоже доставляли немало хлопот.
И вот — долгожданный завтрак. Рокатански сидел в какой-то трёхэтажке, временно приспособленной под столовую для военных, и пытался одновременно жевать, релаксировать и думать — к чему это ему в очередной раз приснилось начало вторжения Жнецов. Ну... та часть вторжения, которую он самолично смог наблюдать.
Так-то оно понятно, что недавно окончившаяся война оставила следы не только в виде разрушенных городов. Те, кому посчастливилось выжить — тоже несли на себе её отпечатки. И многие из этих самых отпечатков в том или ином виде останутся с ними до смерти, неважно — произойдёт ли она скоро или через многие десятки (а то и сотни) лет. Но почему именно этот эпизод? Не увиденное в лагерях по переработке. Не пережитое в подземных убежищах. Ответов на этот вопрос Макс пока что не нашёл.
К слову, о еде. Суп из чечевицы был... хорош. Горячий, питательный и даже с претензией на то, чтобы быть вкусным. Безусловно, житель Австралии предпочёл бы суп из кенгурятины, пирог-поплавок и чай с эльфийским хлебом, но сейчас явно не стоило воротить носом.
Внезапно на плечо Макса, увлечённо расправляющегося с обедом, легла рука и знакомый голос произнёс:
— Что, Кэп, восстанавливаешь силы?
Отставив порцию в сторону, Рокатански повернулся к говорящему, и кивнул.
Сандер Холт был связистом маленького отряда, в котором австралиец успел повоевать в той самой ключевой битве за Лондон. Познакомиться как следует, и тем более сдружиться они не успели, но кое-что друг о друге умудрились узнать.
Между тем, этот невысокий говорливый англичанин расположился на соседнем стуле и принялся жизнерадостно болтать. После... победы, если так можно было назвать то, что случилось неделю назад, Сандер занялся восстановлением связи.
"Вот уж кто бы мог подумать", — мысленно усмехнулся Макс.
Работа шла, если верить говорившему, гораздо лучше ожидаемого. Впрочем, конкретных чисел он благоразумно не называл.
— К слову, сегодня по радио промелькнуло небольшое сообщение, — покончив с рассказом о своих успехах и собственной порцией, заметил Сандер. — Там упоминалось что-то про Рокатански. Синтия и Мэтью, кажется.
Австралиец, который к тому времени тоже отставил в сторону опустевшую миску,  удивлённо прищурился.
— И это всё, что ты запомнил? — поинтересовался он. — В смысле, спасибо, что известил, но ещё бы сведений.
— Разве место, которое упоминалось в связи с этими именами, — ответил собеседник. — Вестминстер. Больше ничего сказать не могу.
Холт, ещё раз похлопав астралийца по плечу, ушёл куда-то по своим делам, а Макс всё смотрел на стол, будто пытался найти там какое-то откровение. Отец и сестра тут в Лондоне? Странно. Особенно странно было бы присутствие Синтии — она, вроде бы, не покидала Иллум. По крайней мере, вестей об этом до лейтенанта не доходило.
Конечно же, это могли быть не они, а однофамильцы. Или они, но... Ведь неясно из имеющихся сведений — что там такое. То ли они ищут родственников (то есть — его), то ли это их нашли. И ещё неизвестно, в каком состоянии. Живыми и невредимыми, ранеными или вообще. Про смерть Рокатански не желал даже думать, но не учитывать такой возможности было бы всё же глупо.
И непонятно, что с этим делать. С одной стороны — да, надо бы проверить, что да как. С другой — это если выпадет возможность попасть в этот самый район. Или что там носило название Вестминстер.
Впрочем, так или иначе, но пора было отрывать пятую точку от стула и идти к командиру — тот вроде говорил, что ему нужны бойцы для какого-то там особого задания.
***
И вот теперь Макс, прихрамывая но целеустремлённо, двигался в хвосте отряда сопровождения, который должен был присматривать за сохранностью саларов. Группу со всех сторон окружала кромешная темнота, которая навевала исключительно неприятные ощущения. Даже переключение визоров поспешно надетого шлема в инфракрасный режим не сильно помогло. Несмотря на то, что никого поблизости, вроде бы не было видно (помимо своих, конечно же), всё время казалось, что вот-вот откуда ни возьмись на них выскочат... да те же каннибалы с налётчиками. Напряжение последних месяцев всё же давало о себе знать.
С одной стороны, это было даже неплохо — высокий уровень адреналина в крови, нагнетаемый таким вот ожиданием, несколько смягчал боль в ноге. С другой — долго находиться в таком состоянии было довольно вредно для здоровья. В общем, ещё один стимул постараться как можно быстрее добраться до места назначения — помимо желания узнать, что там за ситуация, о которой упоминал Холт.
Отряд не очень уж быстро, но без происшествий, двигался в юго-восточном направлении по коричневой ветке лондонского метро. И всё бы и дальше казалось таким же безоблачным, но Рокатански послышались какие-то звуки позади. Резко, насколько позволяла больная нога, он остановился и повернулся назад, но, никого так и не обнаружив, продолжил путь. И всё бы ничего, но потом звуки (галлюцинации?) повторились. И опять — никого. И снова. Раз за разом. То ли это действительно было лишь разыгравшееся воображение, то ли группу преследовал кто-то достаточно опытный, чтобы не попадаться на глаза, хотя он и позволил (или допустил?), чтобы замыкающий его услышал. После седьмой попытки обнаружить преследователя Макс плюнул на возможные смешки со стороны остальных и произнёс по внутренней связи:
— Тут такое дело. Есть некоторая возможность того, что у нас компания.

0

6

Ари боялась света.
Вот уже третий день, как она жила в полной темноте, изредка выбираясь на поверхность для пополнния припасов.
Она старалась, чтобы её не замечали в раскинувшихся неподалёку лагерях, накидывала капюшон, сутулилась, засовывая руки в карманы объемной тёплой куртки.
Наверху было холодно, очень холодно.  А ещё эта непонятная крупа, сыплющаяся с неба. Люди называли её снегом и не обращали внимания, но она мешала Ари быть незаметной. На слое снега её следы были виднее, хоть она и старалась выбирать уже протоптанные тропки. И пряталась в подземке, где её никто бы ни стал искать, пока Даралайн не поправится. Уж она-то наверняка скажет, как быть дальше. Здесь они пока были в безопасности.
Вот только жар, терзавший её сестру,  и не думал спадать. Ари перевела на неё упаковку панацелина и самые вкусные части пайков, а лучше той не становилось. Она будто горела изнутри, но постоянно дрожала и куталась в принесённые одеяла, почти не разговаривала. Берегла голос. А когда не спала и не бредила, советовала позвать на помощь людей.
Но Ари боялась людей.
После того, что они сделали...
А сейчас какие-то люди шли по подземному тоннелю, пугая её короткими вспышками света и непрекращающимися переговорами.
Ещё один человек спустился раньше с другой стороны. Она видела его, он её - нет. Только возился с какой-то техникой. С этой стороны она такой техники не видела, поэтому надеялась, что он сюда не придёт.
Но этот свет. И шаги.
Они найдут их... Дара пошевелилась во сне и застонала.
Ари вздрогнула, сжалась в комок, а потом решительно встряхнулась, выскочила на пути:
— Эй, люди! Помогите! Мне нужна помощь! А я вас взамен по туннелям повожу. Они очень путанные. И там развалины. И какие-то провода. Но вам, наверное, тот другой уже рассказал, да?
Она прекрасно знала, что ничего он ещё не рассказал, но оставлять кого-то ещё рядом с Дарой, когда сама собралась уходить — не хотела.
Поэтому она прошла несколько шагов вперёд, стараясь не замечать оружие в руках некоторых людей, и направила луч мощного, найденного ещё в первый день исследования фонаря на противоположную сторону платформы:
— Вот.
Сама она фонарь берегла на случай, если придётся покидать насиженное место в техническом закутке рядом с проходящими тепловыми путями. Изучила место так, что спокойно бегала в темноте, свет можно было сэкономить. Но им, недавно спустившимся, нужно.
У противоположной стены живописно раскинулось нагромождение чего-то, проводов и и человека. По некоторым комментариям она догадывалась, чего именно, и оттого ей хотелось сбежать отсюда ещё скорее, но Дара...
— Вы поможете моей сестре? Она больна.
Ари чувствовала себя беззащитной под чужими взглядами. Эти люди сейчас пугали её куда больше, чем те страшные создания, Жнецы. Тех нужно было просто не подпускать близко, зажимая спуск на винтовке, сейчас перекинутой на ремне за спину. А что ждать от этих... Стрелять её научили куда раньше, чем разбираться в людях.
Девочка шмыгнула замёрзшим носом и спрятала сжавшиеся от волнения кулачки поглубже в рукава.
— Пожалуйста.
[NIC]Ary[/NIC]

ООС

Очередь: Клеф, Макс, Дэн.
Адам, устрой ребятам шок-контент. Я буду только за, если у тебя вдруг что-то пойдёт не так. Светют тут всякие неожиданно в глаза... У любого рука бы дёрнулась. Ну и знакомство. Можно уже в процессе поиска укрытий (спросите девочку, она все повороты и рукава выучила).
Макс, на тебе решение, тратить ли своё время на выяснение чужой проблемы и её решение. За расспросами знаешь куда.
Дэн, пока промолчу, там по результатам глянем, что или кто тебе достанется :)

Об Ари

На вид ей человеческих лет пятнадцать, выглядит измождённой, глаза потухшие, влажные. Явно мёрзнет. Голос, однако, бойкий, манеры решительные. Куртка топорщится многочисленными карманами, снята явно с чужого плеча, на несколько размеров больше. Нашивки Альянса, да, без других знаков различия. Пыльная и грязная. За спиной - "Мститель".

[AVA]http://s5.uploads.ru/pY5Fj.jpg[/AVA]
[STA]Партизанка[/STA]

Отредактировано Whisper (18 мая, 2017г. 22:16)

0

7

И тут раздался голос. И не один. Адам часто слышал голоса, но в основном то было ворчание желудка на тему пайка, заевшие записи, сломавшиеся ВИ, обрывки сообщений по каналам связи, приказы по рации... Словом, человек всегда знал, откуда "ветер дует", привык, освоился, но к одинокой жизни в условиях войны еврей привык на изумление быстро, что простая, живая речь (до этого сопровождавшаяся настойчивым свечением выжигающего роговицы глаз фонаря), вызвала у Адама тремор рук и паническую атаку. И как это обычно бывает, тремор рук и саперные работы - взаимоисключающие явления, не приводящие к добру при любых способах объединения. Пальцы сапера дрогнули, зубья кусачек хищно перекусили кустарного производства провода, иии.. Время в глазах Клефа остановилось. Планета тоже. Разум, здравый смысл, солдатская удаль и всякая расторопность резко упали в пятки, уступив трон сознания рефлексам и инстинктам. И надо отметить, что в кулуарах и застенках сумрачного гения инженера-гинеколога явно была большая и красная как борщ кнопка "АДРЕНАЛИНЪ", ибо надпочечники еврея заработали с такой силой, с какой они не функционировали никогда прежде, выделяя просто неприлично конские дозы "живительной энергии" в организм.

— Сейчас рванет!

  Громко, отчетливо, почти торжественной скороговоркой произнес инженер тоном ведущего телеканала National Geographic, одновременно с этим ловко подбирая к рукам свой скромный инструментарий с пилоном, и буквально из положения "ноги затекли на корточках сидеть", резким прыжком крупной и хищной кошки, сиганул метров на четыре в сторону от неприступной стены тротила. Потом будут нещадно болеть ноги, каждая задействованная мышца, надорванная в стресс-прыжке, но это "потом" - сейчас Адам не жалея конечностей, что есть прыти скакал в сторону ближайшего поворота (метров в сорока который), чтобы укрыться за спасительной и толстой бетонной стеной от осколков и впечатляющей взрывной волны.
  Спустя всего несколько мгновений (на деле через 4.5 секунд), землю начали сотрясать первые толчки. Детонировали по цепочке запрятанные по подземке снаряды, приводя в исполнение взрывную какофонию "реквием по жнецам и бомжам", приводя с каждой секундой все технические и сантехнические подземные коммуникации города в труху. Весь этот слоеный пирог взрывов, как можно догадаться, закончится подрывом "пикантной вишенки", в виде внушительной тротиловой стены, взрывная волна которой в яркой вспышке дематериализует все живое в радиусе как минимум 10-20 метров.
  Сердце еврея бешено колотилось, волосы стояли колом, а глаза были готовы с веселым чпоканьем выпрыгнуть из орбит, отправляясь в свое собственное, сольное приключение по подземке. И тем не менее, сапер успел укрыться в спасительном бетонном коридоре, когда силы начали его оставлять.


ГМ
Увы, синекожая мелочь не обладала такими завидными рефлексами, а потому ещё секунды две пыталась понять, что происходит. Учитывайте это в постах. Если кто-то пытается её оттащить, сбить или как-то ещё взаимодействовать - она глубже в туннеле и дальше от платформы, чем вы, то есть, на пути "бегства".

0

8

С ГМ.

Вот уж кого Макс точно не ожидал встретить здесь, под землёй и в темноте — так это азари. Да ещё и столь... юную. По примерным прикидкам лейтенанта, эта измождённая девочка, одетая в альянсовскую куртку без каких-либо знаков отличий, выглядела на человеческие лет пятнадцать. То есть, была его ровесницей или около того. Откуда азари тут взялась, почему она и её сестра, которой нужна помощь, находятся в метро, хотя уже прошла неделя после... непонятно чего, и вокруг уже вовсю работают лагеря, где вполне можно получить еду, медпомощь и ночлег? Где она прихватизировала, как любил говорить один из знакомых Рокатански, эту одежду (явно не её размера) и оружие, что висит сейчас у неё за плечом? Стоит ли доверять ей при всех этих обстоятельствах? Столько вопросов, и ни одного ответа.
Так или иначе, но всё, чем австралиец занимался, пока девочка излагала свою просьбу — это стоял на месте, хлопал глазами и прикидывал, с чего бы начать расспросы. Из ступора его вывел крик того самого "другого", любезно уведомившего всех находящихся в туннеле об очень скором и предположительно — неслабом таком взрыве. Самым логичным вариантом было бежать (ну как бежать, для самого Рокатански — скорее очень быстро прихрамывать) дальше по туннелю. Судя по всему, там были какие-то помещения(ведь вряд ли эта азари и её сестра ютились прямо в вышеупомянутом туннеле), которые защитят от взрывной волны и прочих прелестей детонации ВВ гораздо лучше, чем более-менее пустое пространство платформы.
— В укрытие! — крикнул Макс, после чего так быстро, насколько мог, припустил в сторону тех самых помещений. Глубже в туннель. — Ты тоже! Бегом! — добавил он, едва не наткнувшись на синекожую мелочь. Та, как видимо, пребывала в некоторой прострации, и всё ещё стояла на месте. Схватив её за плечо, Рокатански развернул девочку в том направлении, куда и следовало сейчас бежать, после чего чуть ли не силком повёл впереди себя.
Вопросы, которые терзали лейтенанта буквально несколько секунд назад, отошли на второй план. Куда важнее  здесь и сейчас для Рокатански оказалось то, что так и не назвавшая своё имя азари была гражданской, пусть и вооружённой. В конце концов, высокий приоритет у защиты гражданских — это как раз то, что вдалбливали австралийцу на протяжении чуть ли не всего курса Академии. Равно, как и во время службы в рядах Альянса. Ну и в последние несколько месяцев ему нередко доводилось заниматься именно этим. Защита. Спасение. Не сказать, чтобы всегда удачно, но всё же.
Однако, лейтенант со своей... хм, подопечной успели сделать всего лишь несколько шагов в направлении спасительного укрытия, а потом... Такое ощущение, будто Рокатански в спину ударил гигантский кенгуру. Массой в несколько тонн. По крайней мере, мужчине именно это сравнение первым пришло в голову, когда его и девчонку буквально сбило с ног и бросило ничком. Потом уже было не до мыслей.
Какие уж тут мысли, когда в ушах гудит, всё плывёт перед глазами, и кажется, будто лёгкие устроили забастовку, начисто отказываясь работать. И плюс ко всему этому — жуткая боль в ноге. Она всегда появлялась после нагрузки. Острая, к которой Макс так и не мог привыкнуть. Если это вообще возможно — привыкнуть к такой боли. Сейчас она, конечно, пульсировала и потихоньку затухала — как и всегда, когда нагрузка на больную ногу прекращалась, но всё равно, была весьма и весьма мучительной.
— В... вс... все целы? — прохрипел Рокатански через половину вечности, когда хоть немного пришёл в себя.
Тишина в эфире была ответом на его вопрос.
— Да чтоб вас ворча побрали! Все целы?! — лейтенант решился на одну попытку, предположив, что дело в его системе связи, которая работала через раз. Точнее, надеясь на такой вариант — другие возможные причины молчания группы были слишком уж хреновыми.
На этот раз реакция была. Посыпались сбивчивые и доходящие до него кусками (но всё же доходящие) доклады команды. Судя по всему, особых повреждений ни у кого не было.*
— Ну хоть что-то хорошее, — буркнул Макс, — Что с оборудованием?
— Старые запасы. Старые технологии. Повышенная устойчивость. Провод зажало, мы потеряли пару шагов длины. Не функционала. Будет связь. Нужно только протянуть, — почти тут же отозвался кто-то из саларианцев. Рокатански не мог с уверенностью сказать, кто именно.
— Тоже неплохо, — австралиец, кряхтя и морщась от боли во всём теле, привёл себя в более-менее вертикальное положение. Правда, вертикальным оно было по большей части из-за того, что лейтенант подпирал собой стену туннеля, да и в процессе мужчина дважды едва не шмякнулся обратно на уже не сильно гладкую поверхность пола станции, но хоть что-то.
Что ж. Отряд жив и относительно здоров. Техника ящерок тоже в порядке. Осталось только решить, что же делать с их новой незнакомой — помогать или нет. Кстати, не мешало бы проверить и её состояние. Явно бы не мешало.
Девочка стояла на четвереньках, упираясь руками в чудом сохранённый фонарь и слетевшую с плеча винтовку. Её шатало и явно мутило, но явных повреждений заметно не было. Скорее всего помог сверкнувший на несколько секунд биотический барьер да своевременное вмешательство человека.
"Ничего вроде бы не сломано — это в плюс, — нахмурившись, прикинул Рокатански, — А вот проблемы с желудком — этим уже стоило бы обеспокоиться. На всякий".
— Медики есть? — поинтересовался Макс по  связи группы. — Тут азари плохо.
Девочка закашлялась, подняла голову, повела мутным взглядом по неосыпающейся туче пыли, застонала:
— Дара! Нет! Помогите ей. Её заперло! — и попыталась ползти в сторону завала.
— Спокойно. Стой. Посмотри на меня, — лёгкая походка и быстрый, хоть и хриплый говор выдавали в подошедшей к азари пыльной фигуре саларианца. — Твою сестру откопают. С той стороны. Мы связисты. Не спасатели. Не поможем. Можем только идти дальше. Поднимешься на следующей станции и вернёшься. Идёт?
— Они не спасут, — человеческий ребёнок на её месте бы уже ревел, но у азари только голос стал тоньше: — они... они... Используют! Она беспомощна. И бесполезна. Я хотела быть полезной. Чтобы... Её вылечили... А не... Пустите меня! — девочка попыталась вырваться, но саларианец умело перехватил её под живот и потащил от завала:
— Ерунда. Отберите оружие. Жертв уже достаточно.
Рокатански медленно вздохнул, ощущая, как его внутренности постепенно леденеют. Не в прямом смысле — конечно же, нет. Это было всего лишь то, что часто называют холодом разочарования. Тот факт, что сестра малявки оказалась ещё и отделена от них обвалом... менял многое. Без этого было бы достаточно просто пойти к ней в сопровождении кого-нибудь из саларов (да хоть того же, кто сейчас удерживал девочку от глупостей), временно оставив руководство группой следующему по старшинству. Тому технику, что отзывался на кличку Леший. Вроде бы. Но вот завал... У отряда не было ни времени, ни, что ещё более важно — средств для его разбора. Взрывчатка не в счёт. Слишком опасно.
Конечно, можно было бы ещё выяснить, кто такие эти они, и для чего они использовали беспомощную азари (насчёт последнего были некоторые... не самые приятные предположения, но это были всего лишь предположения). Но как бы это разбирательство тоже не заняло слишком много времени. Хотя...
— Постой! — крикнул Макс вслед салару и его ноше.
— Да-да? — тот пристраивал азари на объёмный с виду тюк. Судя по тому, как ёрзала девочка — не самый удобный. — Я не врач, нет. Но у меня есть успокоительное.
— Не надо, — буркнула азари. — Просто воды. Моя сестра врач. Ну и я... немного умею.
— С завалом мы и впрямь не можем помочь, — произнёс лейтенант после того как, хромая и шипя от вернувшейся боли в ноге, доковылял до тюка, на котором сидела девочка. — Но ты могла бы поподробнее рассказать о тех, кто не спасает, а использует. Ведь, как я понимаю, именно они и есть ваша с сестрой основная проблема?
— Угу. И лекарств нет, — она шмыгнула носом, — и денег на них. Вместо денег просят... Другого. Услуги. Я хотела помочь вам вместо этого... Но теперь вы не сможете помочь Даралайн. А значит, я зря ушла с вами.
Макс ещё раз вздохнул. Уж с чем-чем, а с дефицитом лекарств он был знаком явно не понаслышке — о чём ему уже спешила напомнить всё ещё ноющая после нагрузки нога. Впрочем, эта нехватка была всего лишь одной из многих в послевоенные дни. И с ней австралиец явно ничего не мог сделать. Как и с тем, что лекарства распределялись в первую очередь как раз именно между... полезными. В общем, ситуация была почти безвыходная. Но именно что почти.
— Мы можем сообщить о завале тем, кто поможет. Спасателям, — произнёс австралиец. — Конечно, у них и так хватает работы, но рано или поздно они явятся. Будем надеяться, что не поздно. Ты же, — австралиец взглянул азари уже прямо в глаза; впрочем, за шлемом это могло остаться и незамеченным, — говорила что-то о своём знании состояния, в котором сейчас находятся эти тоннели. Как насчёт того, чтобы всё же показать нам более-менее безопасный проход? Это было бы весьма стоящим делом. Во всех смыслах.
— Сообщите. Сейчас. Чем скорее найдут, тем лучше.
Девочка упрямо поджала губы.
В течение ещё четырёх крайне долгих секунд Макс молча и пристально разглядывал лицо азари. Да, он мог понять её беспокойство. Хотя бы потому, что сам впрягся в этот "поход" из-за призрачного шанса  найти в конечном пункте кого-то из своих родственников, и помочь им. Или убедиться, что с ними всё в порядке, какой бы степени паршивости ни был этот самый порядок. Да, замечание девчонки имело смысл. Да, многое можно было списать на её молодость и относительную неопытность в общении. И на фактор под названием "этожазари" —насколько австралиец помнил из рассказов Синтии и краткого курса по психологии рас Цитадели, синекожие "дивы" могли преспокойно и оскорбить представителя другого вида, не считая это чем-то предосудительным. Что уж тут говорить о требовательном тоне в не совсем подходящей для этого обстановке. Точнее, о столь быстром переходе от просьбы к требованиям. Но, может быть, всё же следовало поговорить с ней об этом? Потом, ясное дело. И при условии, что оба выживут. Мало ли что могло случиться в руинах Лондона, особенно — в полуразрушенном метро.
— Конечно, — наконец кивнул лейтенант. — Чем раньше — тем лучше. Для всех.
— Служба спасения, это "Пилигримы", — не дожидаясь того, как на его слова отреагирует азари (и отреагирует ли вообще), Макс отхромал чуть в сторонку и переключил свой передатчик на частоту, которую ему предусмотрительно сообщил Симмонс — в конце концов, группа отправлялась в ту часть подземки, с картами которой были проблемы, и шанс того, что им может понадобиться помощь спасателей, был весьма высок.
И опять ответом было молчание.
"Грёбаный передачтик, сукин ты сын", — мысленно выругался Рокатански, и продолжал раз за разом повторять в эфир, надеясь, что рано или поздно, но отклик всё-таки будет,  — Служба спасения, это "Пилигримы". Служба спасения, это "Пилигримы". Служба спасения, это...
— Служба спасения на связи, — наконец соизволил протрещать наушник и без перехода добавил: — чтоб вас баньши сгрызла, лейтенант! Что вы там устроили?! У нас половину лагеря снесло. Все живы? Доложите обстановку.
"Половину лагеря?! Нихрена ж себе!" — от потрясения Макс лишился дара речи; впрочем ненадолго.
— Все живы, все целы, оборудование в порядке, — прочистив горло, Рокатански начал доклад. Из-за более чем возможного сбоя связи лейтенант старался вести его не то, чтобы в саларианской манере, но хоть немного близко к этому.  — Непреднамеренный подрыв большого количества ВВ. Возник завал. Под завалом гражданская, азари.
— Что? Повторите. Азари? Мы ведем расчистку путей, но это займет весь день, не меньше. Уточните координаты потерпевших?
Девочка жадно вслушивалась в односторонний диалог.
— Возник завал. Под завалом — гражданская, азари, — терпеливо повторил Макс. — Можете засечь наши координаты? Мы недалеко от неё.
Девочка засопела.
— Лейтенант, — связной начал говорить медленнее, — мы могли бы засечь ваши координаты, будь у нас связь получше. Но даже в этом случае. Лейтенант. Рядом с вами - это сколько десятков метров? В каком направлении тоннеля? Сколько лишних кубов камня нужно будет достать прежде, чем мы найдем? Какие основания полагать, что гражданский жив? Вы сами дождетесь команды спасения? Схем тоннелей дальше этой станции у нас пока нет.
Хорошие такие вопросы. Даже очень. И если некоторые из них решались достаточно просто — допустим, пересылкой схемы уже обследованной части тоннеля, или же банальным "нет, дожидаться не будем", то вот оснований того, что Даралайн ещё жива — Рокатански предоставить не мог. В конце концов, он её и в глаза-то не видел.
На мгновение ему показалось, что стоило бы побеспокоиться об этом. Равно как и о том, что девчонка как-то не очень подробно описала тех, кто просил её об услугах в обмен на лекарства. Да и об услугах было сказано как-то... обтекаемо. А ведь это могли быть не только пресловутые объятия вечности. Мало ли. Может, азари сейчас заведёт их в гости к тем самым этим, они помародёрствуют, а она в обмен на такой "подарочек" получит лекарства для своей сестры, если та всё же существует. Или что-то для себя.
"Но нет — слова девочки звучали вполне себе искренне. Да и вряд ли бы она в таком случае так рьяно требовала вызвать спасателей. Что-то не то. Я ищу не тех дроидов, в смысле — думаю не в том направлении. Ах, да. Синекожая мелочь упоминала о том, что её сестра больна. Следовало бы уточнить, насколько серьёзно. На всякий случай. Сейчас порой и элементарных лекарств не хватает. Ведь если серьёзно, и она в отключке — то откликнуться не сможет, а по-другому проверить никак".
— Ждать не будем, — произнёс Рокатански в передатчик. — От станции отошли не далеко, метров на... тридцать. Насчёт гражданской точно утверждать не берусь, но шанс выживания высок.
— Врёте! Вы все — врёте! — азари неожиданно подскочила с насиженного места, быстро метнулась к так и не убранной никем винтовке и сноровисто, хоть и с некоторой неловкостью перевела ту в боевой режим: — Что вам тут надо? Ну? — дуло смотрело прямо на Рокатански. И мелко, едва заметно в свете откатившегося фонаря подрагивало.

*Согласовано с мастером.

+1

9

По стенам тоннеля тянулись провода, в тусклом спектре визора, создававшие иллюзию движения через природную пещеру. Если бы не шпалы под ногами, Дэн бы и вовсе шарахался от каждой тени, отброшенной неверным светом фонариков идущих позади. Темнота в тоннеле пугала до дрожи в поджилках. Стоило больших усилий держать дыхание под контролем. Не хватало ещё поймать паническую атаку из-за какого-то отсутствия света.
Внезапная засветка ударила по мозгам, заставив Дэна отпрыгнуть к стене и зашипеть. А в следующий момент до него донеслось предупреждение, сбросившее белую пелену с глаз. В глазах ещё плясали звёздочки и рыжий припустил за остальной группой, ориентируясь на топот. Кто-то толкнул его в спину и крикнул:
- Всем залечь!
А дальше рвануло.
Когда взрывы отгремели, Кроу приподнялся на руках и осмотрелся. Каким-то чудом никого не разорвало взрывом и не завалило обломками. Рыжий тихо помянул Симмонса, отправившего его в эту грёбанную подземку.
- Кроу, ты как? - спросил кто-то.
- А? - рыжий потряс головой, прогоняя звон в ушах, сморгнул звёздочки и отключил визор. В полумраке тоннеля возник шлем Пуха. - Порядок, жить буду.
Подрывник кивнул, и осмотрелся. Потом вкратце обрисовал сложившуюся ситуацию, уместив целый ворох профессионального и личного мнения в одно ёмкое анатомическое определение. Леший понимающе хмыкнул.
Рыжий поднялся и попытался оценить ситуацию самостоятельно, но не успел.
Малолетняя азари взяла на мушку командира группы, Рока-что-то-там. Рефлексы сработали быстрее, чем мозг вообще обработал информацию.
Дэн нацелили дробовик на азари, плавно сдвигаясь в сторону, чтобы получить свободную линию огня.
- Брось оружие, сейчас же.
- И вы меня убьете! - взвилась девчонка. - Или бросите! Дару уже убили! Обманщики!
Один из саларианцев, замерший чуть сбоку от командира, флегматично произнёс:
- Не думаю, что стоит развивать конфликт...
- Эй, - громко сказал подрывник, привлекая к себе внимание, и змеей скользнул перед Дэном, жестом приказав ему опустить дробовик. Рыжий фыркнул, но не подчинился. - Мы хотим помочь. Мы выведем тебя отсюда. Но только, если ты нам позволишь. Положи винтовку, пожалуйста.
- Это я вас выведу, забыли? Если захочу! Вы обещали помочь моей сестре и все наврали... - голос азари дрогнул, агрессивные нотки сменились отчаянием.
- Никто не знал, что так получится. - Пух развел руки, показывая, что в них нет оружия. - Как тебя зовут?
Девчонка замерла. Затем сделала шаг в сторону. Дэн неотрывно следил за ней, не сводя с нее оружия. Винтовка в руках азари больше не указывала на Рокатански, но опускать ее она пока не собиралась:
- А раньше вам, значит, неинтересно было? Арилейни. Может быть, еще что-то наконец спросите, а?
- Давно ты здесь? Наверное, есть хочешь, да? - Пух сделал небольшой, осторожный шаг вперед.
Девчонка фыркнула, сделала синхронный шаг назад и упёрлась спиной в стену:
- Не подходи. Докажи, что вы действительно помогаете.
- Мы не сможем тебе помочь, если ты будешь держать одного из нас на прицеле. - подрывник говорил тихо, спокойно и уверенно. Он явно занимался этим не в первый раз, - Пожалуйста, опусти винтовку.
- До этого я и не держала. А вы так спасаете мою сестру, что даже не спросили, где она! - Дэн бросил быстрый взгляд на командира, с которым азари говорила прежде чем схватить винтовку. Получить четыре, сложив два и два, не составило труда. - Не нужно ее считать мертвой! Пожалуйста...
- Конечно. Покажи мне, где вы прятались. Тогда мы сможем спасти ее оттуда. - Пух махнул рукой в сторону Дэна. Рыжий опустил дробовик и вернулся к осмотру завалов, настороженно прислушиваясь к разговору подрывника с азари.
- Ты дурак? Как я покажу, когда там... завалено?
- Расскажи мне что там за коридор. - Пух был само терпение. - Чтобы мы могли пробить завал и достать твою сестру. Хорошо?
Девчонка опустила винтовку, но все еще настороженно сверлила собеседника взглядом:
— Там технический комплекс. Если пройти под эскалаторами и мимо двигателей под платформу, будет лесенка и несколько помещений. Там буквы, — она поморщилась, — аб...ревиатуры. Мне только "аппаратную" перевели. Мы нашли стулья. И вода проведена. И тепло. И приборов всяких много.
- Хорошо, сейчас они проверят. Откуда ты? И как вы тут оказались?
- Миалонес. Это... - азари тяжело вздохнула, - на Тессии. Было. Мы сбежали. Дара хотела стать десантницей, не успела. Но рвалась в бой, помочь. А в небезнадежность боя верили только здесь. Говорили, какая-то героиня всех обязательно спасёт.
Возникла неловкая пауза. Дэн даже вздрогнул, услышав историю азари. Наверное, тяжело было уходить с родного мира, оказавшись не в силах изменить его судьбу.
- Выходит, что спасла? - закончила азари, с понятной горечью в голосе. Спасти-то может и спасла... Вот только не всех. Дэн сцепил пальцы на цевье, выровнял дыхание, успокаиваясь и продолжил осмотр.
- Есть, наверное, хочешь, да? - спросил Пух. Азари быстро кивнула и подрывник выудил из кармана разгрузки пайковый батончик.
- Держи, не очень вкусно, конечно, но голод перебьёшь.
- Эй! - Дэн повернулся, привлекая к себе внимание. - Кажется, я что-то нашёл.
[NIC]Daniel Crowe[/NIC][STA]Сволочь рыжая[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/t/VFv6z.jpg[/AVA][SGN]Ой, а можно мы вас тут немножко взорвем?[/SGN]

офф

ГМ, что Дэн нашёл оставляю на твоё усмотрение)

+2

10

Множественные ушибы, растяжение и микроскопические надрывы мышц, синяки, слой пыли в легких - павший в укрытии ничком инженер почувствовал, как ему виделось и ощущалось, саму старость во плоти, но чувства дряхлости были непродолжительны. На момент самого ближайшего взрыва Адам, как водится в таких случаях, пал на землю с элегантностью мешка с бытовым мусором, при приземлении даже умудрился приложиться челом о собственный пилон, но проиграв корпусу инженерной мысли в прочности - потерял сознание на несколько минут. Ах, милое забвение.

".. Гои ..."
  Мрачная мысль, как всадник апокалипсиса на празднике жизни, озарила "утренней звездой" вернувшееся к еврею сознание спустя считанные минуты покоя. Канонада взрывов отзвучала свое, и теперь туннели наполнила какофония драмы, разыгравшейся где-то тут, недалеко, возможно даже за углом от укрытия прыгучего инженера - и шум этот, разумеется, и стал причиной разъединения еврея с его бессознательным. Чем не повод для серьезного расстройства? Крайне раздражённый, по пробуждению яростно эгоистичный, Клеф знать не хотел, что же приключилось там, в мире нормальных людей и инопланетных форм жизни, истово страждущих выстраивать здоровые социальные связи. Давно для себя все решивший, возможно даже немного тронувшийся и контуженный, инженер-подрывник (за неимением иной цели в краткосрочной перспективе) по первости не намеревался отступать от своих прямых приказов и обязанностей, и с неумолимостью вычисляющего корень из числа калькулятора, собрал свое скудное добро ближе к болезненному телу, после чего начал подниматься на предательски подкашивающиеся ноги. Стена из давшего трещину бетона, была незаменимым помощником в этом локальном эволюционном процессе из "твари лежащей" до "господина стоящего" - упершись сначала одной, потом другой рукой в стену, Адам таки поднялся под нарастающие вопли юного создания где-то там яро оспаривающее чьи-то намерения. Смекнув, что уважающему свое время подрывнику возвращаться здесь уже и не к чему (работа, в определенном смысле, с блеском разрешилась сама по себе, а свидетели светопреставления еще поди и с инженером начнут пытаться выстраивать коммуникационные мосты из неудобных вопросов), Клеф начал движение вдоль стены прочь, впритирку, продвигаясь глубже в систему неприветливых туннелей. Подземка была полна сюрпризов и взрывных кордонов, чьи взрывные сети опутывали в том числе и улицы на поверхности - а значит и работы было более чем достаточно, чтобы не задумываться уж слишком сильно о себе и происходящем вокруг.

"А вообще, сон - это прекрасно. Дайте три. Нужно чаще позволять себе эту безусловную радость жизни. Вот например, на угловой улице, что у станции Ковент-Гарден, были кошерные заброшенные апартаменты, с изумительным диваном мечты. Сними с него труп, накрой пледом, и можно добывать счастье лежа в дреме. Пара растяжек вокруг для душевного спокойствия, три стянутых гремелки, один ковер на место дыры на этаж ниже и производству залога для хорошего настроения сложно будет помешать без тщательной подготовки."

Добравшись в обнимку со стеной до соседней линии "трубы*", Адам с легкомысленной легкостью возложил груз ответственности со своих плеч на завтрашний день, решив сегодняшний день посвятить утолению своих основных потребностей в меланхоличном безделии - а значит, он двинулся в сторону обратную от ближайшей закладки еще одной чудотворной стены "изменяющий жизни и ландшафт", прямо по перегону линии Пикадилли к той самой станции Ковент-Гарден, благо ковылять было всего ничего - каких-то 260 метров шарканья в темноте.

* Прозвище "труба" Лондонская подземка получила за особую цилиндрическую форму тоннелей глубокого заложения. Первоначально трубой называли только эти тоннели, но в конечном счёте так неформально стали называть всю сеть Лондонского метро.

Офф: а был ли мальчик

Вспомнят ли о Клефе действующие лица, или продолжат вести переговоры с детским террористом, подразумевается, что под конец поста выше, еврей достиг соседнего туннеля-перегона.
Но разумеется, успех в этом вопросе на усмотрение ГМа.

+2

11

Apocalyptica - Stroke
Была не та версия песни
[NIC]Ary[/NIC]


Было холодно. Жутко и безобразно холодно. Чужая куртка норовила сползти. Дыра под рёбрами ощутимо сквозила. Пальцы дрожали. Ари знала — если она попытается выстрелить, обязательно промажет. И тогда её точно, совершенно точно убьют.
Может, и к лучшему.
Не нужно будет думать, как дальше выжить, где добыть еды, лекарств, тепло.
Как позвать на помощь.
Но если не она, то кто? Даре нравилось на Земле. Ей даже эта белая каша нравилась. Она смеялась, рисуя пальцами по рыхлой кромке.
И чихала.
Тогда ещё — смешно и весело.
[AVA]http://s5.uploads.ru/pY5Fj.jpg[/AVA]
Ей хотелось кричать и бить кулаками по спинам больших и ужасно медленных людей. Расспросы. Уточнения. Глупые, напрасные, не о главном, не о том, совершенно.
[STA]Партизанка[/STA]
Она машинально приняла еду. Машинально же отломила треть, затолкала большую часть в рюкзак, откусила от меньшей, не отрывая взгляда от человека, который держал её на прицеле минутой раньше.
— Это плохой лаз. Там провода и пыль. Ведёт совсем в другую сторону. Развилка дальше. Туда недавно... уполз тот... Со взрывчаткой.
Она замерла, судорожно проглотила сухой и пресный кусок.
Закашлялась.
— Вы не боитесь, что он нас взорвёт и с этой стороны? Я думала, он с вами...
— Эй, подрывники, — ожила рация одного из техников, почему-то через динамики, а не в наушник: —Нашли мы ваши тоннели. Тут какие-то древние чертежи, но трубу не перекраивали уже лет сто. То, что вы описывали, похоже на блок тех.помещений, туда есть дверь из перехода, не только с туннелей. Ну... был. Но докопаться всяко проще, чем в саму подземку лезть. Может, через полчаса доберёмся.
Ари встрепенулась:
— Возьмите лекарства! Там раненая гражданская!
— А это ещё кто? Митчелл, я разве не предупреждал тебя насчёт баб?
— Простите, сэр, эвакуируем, — он покосился на азари, — население. Или кого-то из союзных сил. Чёрт разберет. Но медики действительно не помешают.
— Вот зря они тебя с того света вернули. Это... Симмонс велел продолжать движение. Тут разгребать еще неделю.
— Брук, ты мне вот что скажи, сигнал по этим клятым проводам идёт, или кинуть эту дуру тут?
Азари нахмурилась, но техник указывал рукой на колесо с кабелем.
— Идёт. Нехрен отлынивать. До связи.

Митчелл строго посмотрел на азари:
— Ну, малявка, наигралась в воеводу?
— Кого? — Ари недоумённо наклонила голову. — Я не играла! Мне правда нужна помощь!
— Угу. Вот и веди. Как тут на серую линию попасть?
— М-можно напрямую. Это далеко. И там лужи. Можно ближе, придётся сделать круг. И там кто-то... хрипит. Я побоялась лезть.
Техник вопросительно посмотрел на остальных:
— Кто-нибудь взял карту? Верно она толкует?
— Похоже на то. Но круг не страшен. Конечная точка Вестминстер? Длина пути относительно равнозначна, — саларианец всмотрелся в идущую помехами голограмму:
— Связь барахлит. На станциях лучше. В тоннелях отстой.
Митчелл расхохотался:
— Это ты верное слово подобрал. Так куда идём, мужики? Миледи? — он протянул руку к винтовке, но Ари жестом матери-героини прижала своё единственное родное существо к себе. Техник пожал плечами и отступил.

Клеф

Ты, кажется, напутал со станциями. Возможно в выбранном тобой повороте тебя будет ждать сюрприз. Или остальные решат все же повзаимодействовать *укоризненный взгляд* Свяжись со мной для уточнений.

Очередь предпочтительнее Макс-Дэн-Клеф, но из-за тормозов первого, жду Кроу в личке

Отредактировано Whisper (28 августа, 2017г. 23:12)

+1


Вы здесь » Mass Effect: Control of Logic » Первая полоса » (I-1) 18.01.2187 "Тьма в конце туннеля"