Mass Effect: Control of Logic

Объявление

ИНФОБЛОК
× Нам нужны ГМы и модераторы!

10.08.2017Solana Vakarian теперь модератор!
01.08.2017 — Нам ГОД!
18.07.2017-31.07.2017ПЕРЕКЛИЧКА!
01.02.2017 — Нам полгода!
31.12.2016 — С наступающим Новым годом!
16.12.2016 — Объявляем начало Новогодних ивентов.
01.12.2016 — Нам 4 месяца! И у нас новый модератор — Crusader
07.11.2016 — Мы празднуем N7-day
22.10.2016 — Стартовал Хэллоуинский конкурс!
28.08.2016Таймлайн обновился для флэшбэка пост-МЭ2 (начиная с Бахака); Там же сформулированы правила для оформления новых сюжетных эпизодов; К шаблону анкеты добавилось необязательное дополнение в виде списка вопросов. Ответить на них может любой желающий в этой теме.
07.08.2016 — У нас появился ТАЙМЛАЙН!
01.08.2016 — Мы открылись! Активный набор в сюжетную линию "Новый мир, старые счеты" (подробности на вкладке "Разыскиваются")
ЛУЧШИЕ
РЕСУРСЫ

20

15,3

16

48

?
?
НАВИГАЦИЯ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
Контроль логики приветствует вас, игрок.
Мы играем по эпизодической системе, рейтинг - NC-17, тип мастеринга - смешанный.
Временные рамки - 2187-2188 год, Жнецы взяты под контроль.

"…Достоверно можно утверждать лишь то, что Жнецы покинули родные миры рас Галактики. Согласно отчётам военных, в настоящее время они заняты восстановлением ретрансляторов. Подробности о местонахождении ожнецованных форм жизни и их судьбе неизвестны".
- Daily News, via ANN.

Топы:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов
Каталоги:
White PR photoshop: Renaissance Зефир, помощь ролевым LYL
Партнеры:

Игра Престолов. С самого начала Tales of Runeterra - League of Legends RPGОнейроид: сделай свой арт безумным!
Баннерообмен:
DA: The AbyssСолнце встанет, когда ты будешь чист разумом.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Control of Logic » Первая полоса » 08.02.2187 — "Dungeons & Dragons"


08.02.2187 — "Dungeons & Dragons"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название: Dungeons & Dragons*
Пересечение с какой-нибудь из сюжетных линий: Найти и... спасти?
Время действия: 08.02.2187
Место действия: Менае - Датриукс
Краткое описание:
Гаррус успел вернуться с Беннинга на Менае и практически сразу получил вызов от примарха лично (!)
Адриэн многое хотел обсудить с тем, кто наверняка знает, что произошло, потому что был рядом с эпицентром событий по имени Шепард.
Почти в самом начале разговора их прерывают с докладом о том, что с Датриукса долетел потрепанный челнок с единственным турианцем. Тот очень изможден, его сразу отправили к медикам, но он дал понять, что на планете сейчас тихо, а подземный добывающий комплекс завален так, что оттуда не выбраться тем, кто остался.
Людей катастрофически не хватает, поэтому лететь приходится Виктусу самому с миниатюрным отрядом саперов и медиков. И, конечно, Вакарианом — и как опытным бойцом, и просто чтобы закончить разговор.
Участники: Гаррус Вакариан (очень нужен!), Адриан Виктус (ГМ), Солана Вакариан, Витор.
Кому можно присоединиться: Если кто-то хочет взять на время погонять турианца (сапера, медика, шахтера) - мы будем не против.


*А вам не приходило в голову, что турианцы похожи на драконов?)

Отредактировано Whisper (10 декабря, 2016г. 20:07)

+2

2

[NIC]Adrien Victus[/NIC]
Паёк был слишком жидким и пресным, чтобы даже называться супом, не говоря уже о получении от еды хотя бы сомнительного удовольствия. Адриэн выдавил на язык последние капли и с отвращением выбросил упаковку в переработчик.
Со снабжением проблемы. И вовсе необязательно для понимания этого прискорбного факта читать регулярные отчёты комендантов. Со всем сейчас были проблемы. Больше всего не хватало воды. Духи с треклятым топливом, духи с паршивой синтетической едой, духи с бесполезным сейчас оружием и припасами, но без воды турианцы сохли и трескались. Не буквально, слава Духам, но...
[STA]...кто, если не я?[/STA]
Духи были с кем угодно, но не с ними в эту тяжёлую пору. А уж лично Адриэну они давно улыбались исключительно ехидно.
[AVA]http://se.uploads.ru/huKAa.jpg[/AVA]
— Примарх Виктус!
Адриэн едва заметно вздрогнул — всё никак не мог привыкнуть, — но быстро взял себя в руки и кивнул зашедшему капитану.
— Слушаю, Толан. Вы нашли лёд?
— Да, и даже сможем восстановить станцию по переработке. Только нужны инженеры. И...
— Корабли, — Адриэн понятливо вздохнул. — А космопорт всё еще не восстановлен... Мы можем разоружить "Джиланус", убрать часть переборок и обвесить его снаружи?
— Теоретически, — Толан Эранус быстро повёл головой в сторону, будто отмахиваясь от идеи, даже не вдумавшись в неё. Адриэн насторожился. Такое пренебрежение к вопросам руководства капитан ранее не выказывал:
— Что-то ещё?
— Да, прошу прощения, сэр. На Менае запрашивает посадку человеческий транспортник, но использует наши позывные. Пилот утверждает, что на борту... Гаррус Вакариан, сэр.
— Ретранслятор заработал?! — Адриэн даже привстал, с противным треском отодвинув колченогий стул.
— Да, наши разведдроны засняли момент прохождения корабля. Жнецы на это никак не отреагировали, продолжают работу, но из системы по-прежнему не выпускают.
— Какая важная персона, — хмыкнул Примарх:
— Корабль вооружён?
— Нет, сэр.
— Пропускайте. Того, кто называет себя Вакарианом, сразу ко мне.
— Под конвоем? — Толан обратил внимание на формулировку и решил уточнить.
— Да. Но не жёстким. Что касается льда... Проверьте этот транспортник, он может нам пригодиться.
[SGN]Сгорело не всё.[/SGN]
Когда капитан вышел, Адриэн позволил себе нетерпеливо зашагать по убогой, всего на пять шагов в обоих направлениях, палатке.
Ретранслятор заработал. И Жнецы пропустили ни кого иного, а "специалиста по ним".
Поведение машин вовсе ставило Примарха в ступор, а теперь...
Чтобы занять время, которое понадобилось на посадку, "дипломатию" и препровождение сквозь побитый, но относительно чистый блокпост, Адриэн снова углубился в отчёты, уже натёршие глаза своим сухим, заточенным в короткие рваные фразы, отчаянием.

— Генерал Вакариан? — Адриэн поднял недоверчивый взгляд на вошедшего турианца, знакомого по насмешливо приподнятым мандибулам, со всё тем же ярко-синим визором, но, кажется, потускневшим взором.
Если это и был шпион Жнецов, то очень качественно замаскированный.
— Гаррус... Что... Оставьте нас, — он кивнул замершему у порога конвою, тот удалился: — Что произошло? У вас... Шепард?
Экстранет был закрыт. Слухи были самые противоречивые. Гаррус, если это действительно он, дружил с той, которая, кажется, вытащила задницу Галактики из огня. Но куда же она её снова засунула? Почему машины всё еще целы, почему сотрудничают? Что за безумный то ли сон, то ли спектакль разворачивается наяву? Хаккет, отдав приказ, так и не успел дать пояснений.
Вопросов было так много...
— Садись, если хочешь, — он указал на позабытый в порыве стул, единственный в палатке. Стол рядом с ним, хоть и был изначально кухонным, по большей части пестрел датападами и электроникой.

+1

3

После Беннинга Менае казалась слишком однотонной. Там, откуда только прибыл Гаррус, была хоть какая-нибудь растительность, и несмотря на боевые действия, было разнообразие. Даже люди были разные, да не прозвучит это превратно. А здесь... Скалы, скалы, купол масс-поля, и будто бы все еще пылающий Палавен ("Духи, эта картина выйдет из моей головы или нет?"). Только яркие полоски щитов на броне собратьев были каплей цвета в море серости и стали.
И все-таки Менае - это почти дом. Не тот уютный клочок жилплощади с любимым креслом посередине, а родная земля. Каменистая, серая, неживая, враждебная даже в какой-то степени, но родная. Вздохнуть свободней и снова всмотреться в яркое пятно на боку пережившей войну планеты на пол-неба - уже другими глазами. Как бы ни были велики потери, оплот порядка и безопасности для каждого турианца под названием Палавен выстоял. Жизнь продолжалась.

Сейчас предстояло много работы - цели еще не успели мысленно четко сформироваться, маяча грузом где-то недалеко от края сознания, но понимание уже свалилось на плечи, голову и куда вообще полагается ему сваливаться. Но все по порядку. Сперва - увидеть своими глазами положение дел.
...Которое было действительно хуже некуда. Хуже, чем хотелось надеяться. И ожидаемое, скрытое удивление с толикой надежды в голосах, даже сквозь стандартные, колченогие фразы-доклады - “оглядеть челнок, сэр”, “запасы воды, сэр”... “Примарх Виктус Вас вызывает, сэр.” И если обо всем можно было позабыть, начиная с воды, заканчивая отчаянием в глазах собратьев, то “Примарх вызывает”... Гаррус глубоко вздохнул, кивнул, зашагал в ногу с конвоем. Конечно. Конечно же, все они хотят ответов. Наверное, настало время их получить и прекратить жить в неведении. Правда, Вакариан совсем не завидовал Виктусу, которому вскоре придется услышать нечто совершенно невозможное, но до боли под гребнем правдивое.

Официальное обращение резануло слух - так же, как и резало с непривычки Адриэну слово “примарх” вкупе с его фамилией. Но и после того, как “почетный караул” покинул палатку стало едва ли легче - нужно было быстро собрать в кучку все нужные слова так, чтобы на замученную обязанностями голову Виктуса не вываливать все, а преподнести. Хотя бы так. А еще - не оправдываться, отказываясь присесть. Сдались кому вежливые сведения о том, что в челноке и так мягкие сидения…

- Шепард… Нет, не у нас. - Духи ведают, как Гаррусу сейчас хотелось сказать все попроще, дескать, видите ли, Виктус, сэр, Зо, то есть, Шепард, она сейчас здоровый Жнец, сэр. Правда, такое объяснение совершенно не подходит сейчас. Да и вообще, оно вряд ли куда подойдет. Но это все не лишало турианца обязанности доходчиво и достаточно мягко изложить все примарху. - Я знаю, в это трудно поверить, я сам все еще не в состоянии до конца осознать, но… - Лучший способ начать сложное повествование - это мямлить предупреждения. М-да. - Шепард взяла Жнецов под контроль. Поэтому мы все живы до сих пор. И поэтому челнок прошел через ретранслятор. Кстати, об этом - они снова работают, - ...а еще лучше - это сменить тему. Точно. - Не все, но все же.
Как бы там ни было, Гаррус вдохнул поглубже, прижимая мандибулы к щекам, и неотрывно следил за примархом, не зная, как воспримет, но искренне надеясь, что попытается понять, а для начала - поверить. Все находящиеся в лагере были взвинчены, посему более предрасположены к недоверию - оставалось надеяться лишь на то, что Виктус задаст еще пару вопросов, чтобы только убить повисшее безмолвие.

...Было бы идеально, просто чудом, если Адриэну доставили какую-то - какую угодно! - сверхважную информацию. Но это уже попытка бежать от проблем и относится к разряду вряд ли возможного. Оставалось лишь стоять и ждать - Гаррус на секунду снова ощутил себя провинившимся курсантом, но тут же мысленно стряхнул с себя наваждение - на сей раз именно он знает все ответы на вопросы. Ну… почти все.

Отредактировано Garrus Vakarian (8 января, 2017г. 17:34)

+1

4

[NIC]Adrien Victus[/NIC]
— Что она сделала? — Адриэн моргнул и поспешил захлопнуть челюсть, скривившись от боли — не одному Вакариану в бою подпортило физиономию. — Я, конечно, был впечатлён её навыками заставлять сотрудничать всех подряд, но это... И что взамен? Регулярные жертвы раз в год? — Виктус устало потёр лобные пластины. Может, он поторопился с выводами о том, что Гаррус в своем уме и избежал дурного влияния загадочных телепатических способностей врага? А может, с ума сошел не только Вакариан, но и вся галактика? Это объясняло поведение Жнецов, почему нет. Просто сбрендившие машины. Неизвестно, что хуже. Раньше они хотя бы были предсказуемыми.
[STA]...кто, если не я?[/STA]
— Срочное сообщение! — в палатку ворвалась Сиана Торнис, которую война перелепила из отличного снайпера в посредственного врача. Рук не хватало...
— Прошу прощения, — осеклась турианка, разглядев, что примарх уже занят.
— Докладывай, — отмахнулся Адриэн, воспользовавшись возможностью отвлечься от дикого по своей сути диалога.
— Пришел еще один челнок, с Датриукса.
"Они же не отвечали на все сигналы", — мысленно удивился Виктус, но перебивать не стал, кивнул, чтобы продолжала.
— Пилот — сержант запаса Артус Вилан, — отправлен в мед.корпус с тяжелой степенью истощения.
"Еще один рот..."
— Успел доложить о том, что вражеских сил на планете нет, комплекс связи поврежден, как и добывающий. Говорит о каком-то завале. Сэр... Там могут быть припасы.
[AVA]http://se.uploads.ru/huKAa.jpg[/AVA]
— Если я правильно помню, инфраструктура там сохранена, и мы не воспользовались ею ранее только потому, что Жнецы оставили там свои корабли?
— Точно. Вилан дал понять, что кораблей больше нет.
— А что он там делал?
— Причислен к добывающему комплексу, третья бригада.
— То есть, под завалом могут быть не только припасы, но и личный состав?
Сиана замялась.
Действительно. Вряд ли бы Жнецы оставили кого-то вживых.
— Только если нашли укрытие.
Виктус задумчиво пошевелил челюстью.
— Собери в четвертом бараке свободных инженеров и саперов. И передай на площадку, чтобы готовили недавно прилетевший транспортник к вылету. Генерал Вакариан ведь не против? — Виктус испытующе посмотрел на гостя.
[SGN]Сгорело не всё.[/SGN]
Когда турианка, кивнув, вышла, Адриэн снова повернулся к собеседнику:
— Придется отложить наш разговор. Впрочем, мы можем продолжить в пути, если составишь мне компанию. Я пойму желание отдохнуть после полёта, но условия у нас тут далеки от санатория. Да и свободный боец мне будет очень нужен сейчас.
Он прекрасно помнил, что может просто приказать, однако во-первых слишком уважительно относился к Гаррусу, во-вторых хотел посмотреть на реакцию шпиона Жнецов, если это все-таки был он.

+1

5

В детстве она ненавидела рано ложиться, ненавидела тратить время на сон, когда в мире ее ждало столько всего интересного, но сейчас турианка была готова заплатить кому угодно за возможность поспать лишний час. Желательно - без кошмаров, которые неизменно вгрызаются острыми клыками, рвут на части и звучат протяжным завыванием хасков всякий раз, как ей стоит продлить отдых. Организм в стрессовых ситуациях бросает все силы на борьбу, задействует все ресурсы, поэтому сейчас снайпер находится среди выживших, и поэтому нет сообщений о повальных болезнях среди солдат, жрут, что получится урвать, пьют, если выпадает такая возможность, из любой доступной лужи. Выжить захочешь - не такое отфильтруешь и проглотишь. Даже если фильтры отправились общаться с Духами. Только в этот странный момент затишья было особо паршиво. Острая нехватка ресурсов подтачивала, а неизвестность пугала больше всего, буквально до дрожи, руки переставали трястись, только если нащупывали приятную и слегка ребристую поверхность винтовки, только ощущая ее тяжесть Вакариан позволяла себе расслабиться и закрыть глаза. Спать в броне и не выпуская оружия - обычное уже для нее дело, даже не спать, проваливаться в зияющую черноту словно не на пару часов, а пару мгновений. А еще была вонь, собственного тела, крови и налипших остатков хасков, которые все равно умудрялись иногда добираться до их группы. Солана отчищала броню мелкой галькой, собирала горстями мелкие-мелкие камешки и отдирала приставшую к броне дрянь, только вот себя так отмыть возможности не было, хорошо, где-то в запасниках нашлась сменная форма. Сейчас, когда не нужно было постоянно отстреливаться и ждать, что ее изжарит под лучом или раздавит гигантской ходулиной Жнеца, о себе начала давать знать женщина, она ныла где-то внутри тонким голосом о грязной одежде, о желании окунуться в воду и научиться плавать на любой глубине, только сама мысль о том, как она будет беззащитна и открыта без брони - убивала всякое желание потакать этому нелепому и опасному капризу.
Прикосновение к плечу - и Солана с трудом удерживает рефлексы собственного тела, только вздрагивает и дергается как-то нелепо, встречаясь с обеспокоенным взглядом одного из подчиненных. Майор кивает, давая знать, что проснулась и потягивается, разминая затекшее от неудобного положения тело. Как всегда сидя, лицом ко входу, перед ней стол - небольшая параноидальная и бесполезная линия защиты для последнего обстрела. Въелось, прошло вглубь и обосновалось там мрачной обреченностью и долгом биться до последнего, оценивать даже место отдыха как поле боя. Командир, наверное, порадовался таким изменениям в ней, если бы не умер в самом начале, когда прямо на здание штаба приземлилась черная смертоносная громадина.
— В чем дело, Серый, до моей вахты еще... — тут она переводит взгляд на инструментрон, выводя голографические часы на большой экран и одаривает подопечного сумрачным взглядом, — больше часа, что за переполох?
Вакариан ворчит и сверкает суровыми бирюзовыми глазами, боец мнется с выражением всемирной скорби и смущения. Благодать. Вот всегда бы так. Сол проверяет магнитные крепления и снаряжение, прихватывает дополнительный запас термозарядов, а боец, чтоб ему провалиться, блеет что-то невнятное, отводит взор и вообще ведет себя не по уставу.
— Майор, там!.. Там прилетел!.. Ваш прилетел, — если бы у Соланы были брови - они сейчас саркастично изогнулись, а так только часть лицевых пластин выразительно приподнялись, да мандибулы смешно дернулись из стороны в сторону. Адан никогда не был мямлей и вообще в бою отличался никому не нужной, суицидальной какой-то храбростью, с начальством спорил из любви к искусству и поэтому, будучи старше нее, оставался в младших чинах всеобщей головной болью. Поэтому такая неловкость и нервозность встревожили Сол еще сильнее.
— Да чтобы тебя баньши драли, говори уже, — Вакариан ухватывает его за широкий ворот и слегка встряхивает, с ее ростом это выглядит почти комично. Только вот Адан вытягивается в струнку и перестает избегать всеми силами ее взгляда.
— Ваш брат прилетел. Кажется, с вестями, но пока неизвестно какими. У примарха он меньше четверти часа, так что у вас еще есть возможность стратегически заступить на дежурство пораньше, — и тут эта пародия на турианца, отрыжка кроганская, пыжак недоделанный, начинает ей скалится. Ладно, вот теперь она понимала, почему паршивец все еще лейтенант.
— Отставить стебать начальство, — раздраженно рявкнула турианка, уже жалея, что поддалась слабости и в первую их встречу. Попав в окружение и готовясь скоро покинуть бренный мир, она выболтала о себе больше, чем требовалось, больше, чем говорила обычно. Теперь последствия этой откровенности ехидно ухмыляются ей в физиономию. Прелестно.
— Есть отставить стебать начальство! — ага, оставит он, как же, вон, рожа паскудная, стоит и дальше скалится, на чины и ранги не смотрит. Везет же ей на таких. Брат кармой задевает что ли. Будь оно все неладно. И он в том числе. Живой, рожа шрамированная. Живой.
— Будь готов поднять по команде отряд, прибытие высокого начальства всегда влечет за собой одни проблемы, — она дает усталую отмашку и тянется к коробке с остатками пайка, — и Адан. Спасибо, — добавляет она уже ему в спину. Тот только кивает и острый гребень подлетает вверх, но лейтенант не оборачивается, молча направляется на выход из их «офицерского центра», как звучит-то, строго в соответствии с уставом, не важно, что за место, даже если это сортир, зваться оно должно как положено.
Паек давно утратил свой вкус и его степень питательности вызывает острый скепсис, но больше жрать нечего, поэтому выбирать не приходится. Ей требуется не больше пяти минут, чтобы расправиться с ним (потом ей точно поесть не удастся, где брат - там и проблемы) и направиться к штабу. Дойти она не успевает, привеченная прибытием челнока.
В четыре руки с подоспевшим Аданом, словно выросшим из-под земли, они вытягивают изнеможденного сородича из транспорта, передавая на обследование Сиане, под ее крепкое высказывание и тихий, но внятный отчет сержанта. Торнис сгружает ношу на них и мчится к Виктусу с невероятной скоростью. Вакариан трусливо радуется оттянутой встрече с братом, Адан злобно пыхтит, комментируя происходящее исключительно с применением обсценной лексики, сержант упорно не подает больше признаков жизни и по весу напоминает больше крогана. Хочется пить, жрать, спать и чтобы мозг перестал выдавать ей строчки из статей, что она читала в больнице, об одурманивании и предателях было рассказано достаточно много, чтобы теперь турианка, страдающая приступами паранойи, косилась на обессиленное тело так же, как смотрела в прицел винтовки - ожидая любой шорох врага. Любую промашку, чтобы вышибить мозги. Эта дерьмовая война сделала из нее монстра.
— Адан, проследи, — и ей не нужно уточнять, что это означает не только позаботиться о прибывшем. Впрочем, монстром была не она одна, — пойду узнаю, не было ли приказов от начальства.
Их недомедика она нашла сразу же. Приказы были просты, коротки, лаконичны и не включали в себя участие их малой боевой группы. Солана понимала такое решение, их хлипкий лагерь просто некому будет защищать, если ее переброшенное подразделение отправится следом, да и транспортники были не в бесконечном количестве, как и припасы. Только это еще не означало, что она согласится торчать здесь, когда брат в компании примарха и группы техников отправится искать приключения себе на зад. Отправится ведь, куда его Примарх отпустит, да и куда он сам денется, будто она Гарруса не знала. А еще изнутри подтачивало страхом. Иррациональным, чудовищным и неправильным, как вся эта ситуация со Жнецами. Ее отряд отправили сюда только с одним заданием, умереть, но уберечь их нового примарха. Вдали от Виктуса выполнить приказ будет проблематично, особенно, учитывая, что никого из Стражи здесь не было, а одного залетного эксперта по Жнецам... сейчас Солана была способна доверять только себе, своему оружию и своему отряду.
— Передашь командующему, что конвойная группа будет у транспортника, — Вакариан мрачно наблюдала за сборами, снайперша адресовала ей понимающе-усталый взгляд и только отрывисто кивнула. Хороша будет группа из нее одной. Остается надеяться, что у примарха не будет сил спорить с Соланой, потому что это противостояние будет исключительно односторонним и коротким. Правда, можно попробовать положиться на чувство юмора Виктуса и надеяться, что оно еще не успело окончательно заржаветь.
Десять минут уходит на то, чтобы отправить группу техников проверить транспорт, передать командование младшему офицеру, перепроверить модификации, грустно осмотреть свою еще совсем новую, но уже убитую броню, на которой не горело около трети диодов-индикаторов подсистем и застыть изваянием перед челноком. В этот самый момент Вакариан наконец вспомнила, что брату, вероятно, не сообщили, что его «маленькая» сестренка не в больнице, а героически хромает на врагов. Соловей про себя посмеялась. Нервно.

+2

6

Неверный тусклый свет, жужжание приборов; пальцы, украдкой проносящиеся над сотообразным узором на капюшоне. Витор вновь устало вздыхает и проводит рукой по лбу, стремясь стереть пот, до которого без снятия костюма не добраться. Его руки растирают антисептик, и он переносит лоток с инструментами с одного стола на другой, а после ссыпает в сухожар. В исполосованном металлическом дне он видит свое размытое отражение и вздрагивает – из-за сот, которых и не различить толком. Они напоминают ему о жуках – всегда напоминали, – но в своем облике он ничего не меняет. Многое напоминает ему о том ощущении потерянности и беспомощности, что до сих пор частенько «связывает» его руки, но он все так же не предпринимает попыток как-то оградить себя от подобных вещей. Он стремится привыкнуть к этому чувству, сродниться с ним, чтобы иметь возможность продолжать работу, в том числе в условиях худших, нежели предлагает Менае.
Он прилетел…дайте подумать, пару недель назад? День идет за днем, а он продолжает делать вид, будто в походных условиях можно сохранить достаточную стерильность. Впрочем, здесь он, возможно, самый большой умелец по части обеззараживания вообще всего, к чему можно прикасаться. Его губы растянулись в легкой улыбке, а после зашевелились, рассчитывая пропорции для новых растворов. Синяя тягучая жидкость плещется в небольшой ванночке, а после разбавляется водой. Даже притом, что он работал и с пациентами, поставку чистых инструментов кому-то нужно было обеспечивать, а потому он крутился между двумя основными медицинскими точками, помогая новоиспеченным медикам и выдавая попутно максимум известной ему информации. Дозировки, свойства, применение. Проверить назначения уставшего врача не будет лишним. Да и…кто знает, когда им самим придется принимать такие решения.
- Транспортник прилетел, - лицо молодого турианца появилось из-за полога, и Витор буквально подскочил на месте. Рядом с ним пара женщин работала по точно такой же системе, что и он сам. Они переглянулись. Катушка пришла в движение, вызывая энергичное колебание дифузора. Механический голос Витора зазвучал среди дрожащих приборов.
- Кто приле…-он осекся, взглянув на турианок, а потом шагнул вперед. – Раненые есть?
- Один. Ему оказывается помощь, - лицо турианца исчезло так же быстро, как и появилось. Витор вновь нервно подскочил, а после размял колени и, кивнув турианкам, сам скрылся за пологом. Работа, сваливающаяся внезапно, требовала гораздо больше сил. Малодушные мысли об усталости и лени сметаются серым светом, царящим над площадкой.
Лагерь погружен в суету. Глаза Витора с трудом различают конкретные движения, лишь общее копошение, подобное тому, что создают осы в рое. Витора передергивает. Его внимание размывается, и в первые мгновения он теряет ориентацию в пространстве. Однако мелькнувший ярко-синим корпус брони, что ему удается разглядеть в толпе, определяет его путь: он стремится за турианцем и не ошибается. У дверей медкорпуса встречает его отряд турианцев с новоприбывшим сородичем. Витор знает, что там, за дверями. Раненых слишком много. Слишком. Им нужно внимание, и ради новоприбывшего никто не станет бросать их. «Из двоих пострадавших выбери того, чья патология легче, иначе рискуешь потерять обоих». Пара свободных врачей (если можно быть свободным в такое время) выходит навстречу. Хирург и, кажется… Витор зажмуривается, а после энергичными прыжками подлетает к уже знакомым врачам. Он стоит над лежащим турианцем, глядя молчаливо на вздымающуюся грудную клетку, а после спрашивает стоящую рядом женщину: «Как давление?». Она не отвечает, а он и не настаивает. В приоткрытом рту мужчины он видит нехороший цвет слизистых, а открывающиеся участки кожи сходу дают ему информацию о степени обезвоженности. «Сколько он весит? Восемьдесят?» Витор пускается в расчеты, но его прерывают.
- Справимся здесь.
Рука проносится перед лицом Витора, и отряд ступает в корпус. Раз его отсылают, значит, свободные руки есть. Раз свободные руки есть, значит, ночью вновь кто-то умер. Сжатыми пружинами его ноги топают по высохшей земле, и он следует назад, чтобы вернуться к инструментам.
Тогда его глаза замечают двигающуюся куда-то группу турианцев. А после – Солану.

+2

7

— Конечно, не против. Я, правда, надеялся, что в ближайшие часы мне не придется лезть туда снова. Сэр, я... С удовольствием помогу вам на Датриуксе, однако, думаю, боец вам не понадобится.
[NIC]Adrien Victus[/NIC]
Адриэн резко поднял голову:
— Что ты имеешь в виду?
Они уже покинули палатку и направлялись к указанному бараку. Нужно было осмотреть собранный личный состав и сделать короткий брифинг.
— Жнецы, их солдаты... они не станут нападать, — он замялся. В свое время ему было крайне тяжело в это поверить. — Я... Шепард гарантирует. А я ей верю.
— И где она? Мне предлагается верить тебе, — Адриэн даже не спрашивал. — Не обижайся, но я в последнее время стал параноиком. И устал терять своих.
Гаррус неопределенно пожал плечами:
"Везде".
[STA]...кто, если не я?[/STA]
— Не знаю точно, сэр.
Виктус кивнул, решив, что понял: слишком важная теперь личность Шепард, с такой-то властью. Многим она покажется привлекательным призом.
Турианцы почтительно уступали дорогу, однако Примарх и сам легко лавировал в оживившемся лагере. До места они добрались быстро, однако входить внутрь Виктус почему-то не спешил. Остановился неподалеку, склонил голову на бок, фыркнул:
— А некоторым везет своих находить. Совсем забыл предупредить. Вакариан, что у тебя? — обратился он к младшей, выслушал и кивнул:
— Ладно.
Было бы зверством разлучать брата с сестрой сразу после встречи, на которую те вряд ли надеялись.
— Витор, тебе тоже не сидится на месте? — с обращениями к кварианцам постоянно были трудности. И, один раз, забывшись, он предпочел забить совсем и называть медика-волонтера сугубо по имени. — Хорошо. Пригодишься. Можете обождать здесь или двигаться к челноку. Вылет в полдень.
Виктус покачал головой и оставил ребят одних. Им наверняка было что обсудить.
[AVA]http://se.uploads.ru/huKAa.jpg[/AVA]
В бараке ждало куда больше народу, чем он ожидал. Неработающий ретранслятор и постоянное ожидание неизвестно чего, кажется, развили легкую степень клаустрофобии впридачу к паранойе. Хотелось слезть с насиженного места, улететь. А там, глядишь, можно будет и на Палавен вернуться.
Адриэн сжал зубы. Некуда им возвращаться. Доклады были сплошь мрачные. Не пустынный Кхар'Шан, но жить все равно негде. Есть возможность только работать. Постоянно и без выходного пособия.
— Новости все слышали. На Датриуксе может ждать опасность... не только от Жнецов.
Слова Гарруса не укладывались в голове.
— Обвалы, нарушения герметичности, проблемы с автоматикой, Духи знает, что ещё. Возможно, есть выжившие. Поэтому со мной отправляются Витор и Теурус. Медоран, ты разве закончил с турелями?
Измазанный в черное турианец кивнул.
— Хорошо, тогда бери свою команду. И Джерраса.
Другой, щёлкающий зажигалкой, хищно усмехнулся.
- Остальные могут быть свободны.
Виктус обождал, пока помещение освободится и продолжил:
— Ничего необычного. Разведка, оценка повреждений и опасностей. Спасение выживших. Если получится — настроим связь. И если повезет, у нас будет дополнительное топливо и батареи. В качестве огневой и технической поддержки с нами также летят Вакарианы. Оба. Вопросы?
[SGN]Сгорело не всё.[/SGN]

техничка

Помимо беседы можете отыграть еще и сам полет + приземление. Гарруса временно (на один пост, а там спровадим - или же на весь квест, как попросите) возьму на себя.
Очередь: Солана, Витор, Гаррус

+2

8

Усталость была уже привычным состоянием на протяжении всей этой войны, Жнецам не нужен был отдых и сон, не требовалась пища, они не уставали и не останавливались, но у живых такого преимущества не было, пусть урывками, но спать было необходимо, неважно насколько будет отвратительна пища - без нее никак: два дня без провизии и теряется эффективность, на третий-четвертый день такой боец или выбьется из сил или будет убит, простая статистика. Когда в числе других раненых Солана покидала родную планету, то прекрасно понимала, погибнут все из их отряда прикрытия, знала и что следующий пост укреплен был значительно хуже, нежели их, банально даже само расположение оказалось не из лучших, а значит его сметут еще быстрее, но совсем не подозревала, каким испытанием станет для нее прибытие на Менае и вид горящего дома. Сейчас еще одно испытание ждало впереди, в неизвестности, не понимая что происходит, она только и могла, что ожидать с щемящим сердцем дальнейших указаний.
Примарха она признала даже раньше брата, настолько привычен стал вид Виктуса и потребность точно знать его местонахождение, а ведь Сол даже не из Черной Стражи, так, майор повышенный на два звания в связи с гибелью командного состава. Гаррус походил на существо из другого мира, подумать только, родного обрата она признала не сразу, даже отличительные шрамы не помогли, до последнего казалось пришел кто-то странно похожий и незнакомый, Духи, она не ведала почему так, но старший выглядел подобно островку прошлого мира, еще не сгоревшему в огне и не перемолотому Жнецами. Осколок прошлой жизни, до отвращения, до ужаса неправильно выглядящий среди этой разрухи - просто самим фактом своего существования, живой и дышащий вопреки всем ужасам и страхам, победившим все кошмары и сомнения. Странные мысли, но даже кварианец присоединившийся к ним недавно, которого турианка перед этим поприветствовала кивком головы, выглядел отчего-то даже более уместно, нежели Вакариан.
Короткий доклад, в течении которого она смотрит только на своего Примерха и даже не пытается перевести взгляд на брата, привычно вытягиваясь, подавляя постоянное, но неуместное желание казаться выше, чем есть, ведь для разговора с большинством сородичей приходилось закидывать голову вверх, особенно с мужчинами, проклятый рост раздражал сверх меры в подобные моменты. Скупые фразы и общая ситуация, которую хотелось обрисовать один емким словом - дерьмо. и все же, подумать только, столько всего пережить, но до сих пор так дергаться из-за старых комплексов, которые после Омеги обросли дополнительным списком паранойи, добавили новых колючек и сомнений, которые в эту передышку снова брали верх над обычно таким спокойным и холодным внутренним «я», иногда она думала, что некоторые живые хуже проклятые Жнецов. Как минимум на одном уровне.
- Есть, сэр, - задача проста и понятна, а ответ может быть только один. Смотря вслед удаляющемуся Виктусу, она не знала, как начать разговор с братом. Чуть дрожали руки и было острое желание обнять такого своего и такого странно чужого старшего, чтобы увериться, что все более, чем реально, но что-то останавливало. Поэтому Сол щерится в насмешливом оскале, больше назло себе и своим сомнениям, подобно годы назад, в моменты их общих проказ, в моменты, когда братец ловил ее после установленного в доме комендантского часа, разводя мандибулы в стороны и демонстрируя ряд острых зубов она привычно чуть смешливо щурится, разрушая тот липкий мерзкий и такой неуместный страх, наконец решаясь заговорить, когда пауза слишком затягивается:
- Рада видеть твою страшенную рожу, братик, небось распугал ей всех врагов? - юмор подготовительного лагеря сейчас ее максимум, к тому же снова заныла нога, требуя отдыха и должного обращения. Виктус забыл предупредить Гарруса, что и понятно, семейные встречи и разлуки сейчас обычное дело, но ей успел обо всем рассказать Адан. Правда, разлуки и потери сейчас более частое явление, так что этот приятный бонус должен нести радость, - надеюсь, ты не разучился обниматься? - говорить-говорить, любую чушь, а еще развести пошире руки и, может, не будет всех тех неловких вопросов о том, что она здесь делает и как оказалась, если врачи запрещали. Тем более нет и капли желания обсуждать происходящее в мире, победа ли это и как назвать победой практически уничтоженный Палавен, зарева пожаров на котором до сих пор столь яркие, что ей страшно представить во что превратился их серебряный, полный идеальной гармонии мир, равно как не интересна ей судьба Шепард, людей, проекта супер-оружия и всего, о чем должны переживать порядочные граждане Иерархии, ее волновали близкие, всегда, уже после них - шло все общественное и общегалактическое. В семьеВакарианов был отнюдь не один плохой турианец.
- Проклятье, Сол, - это звучит так привычно нежно и лично, сотни раз и всегда неизменно, с той же неповторимой интонацией, что воскрешает в памяти родной дом и бессчетное количество эпизодов, воспоминаний составляющих их отношения, их связь. Брат делает один единственный широкий шаг навстречу и его хватает, чтобы в следующий миг турианку сгребли в объятия, такие могуче-крепкие, что она даже не будет шутить над видом шокированного братца, вся заманчивость этой затеи теряется под волной чего-то головокружительного, идущего из самой груди. Поэтому она только прижимается броня к броне, впервые за время досадуя, что нет возможности ощутить то воистину волшебное и неповторимое тепло, что свойственно живым, а не холод металла, ставший константой этой войны, чем-то абсолютным и постоянным, равно как и кровь вырывающаяся из пробоин в нем, - почему ты не в больнице? - проклятье, Гаррус-разрушитель-магии-уничтожитель-моментов, не отпускает ее и смотрит так укоризненно внимательно, словно она все еще его маленькая... раздражение утихает мгновенно и вскинувшаяся Солана только сейчас понимает сколь эмоциональны они оба и что, пожалуй, она ведь и правда его младшая сестра, и впервые осознание этого факта кажется ей таким замечательно-правильным.
- Не могла оставить все веселье на тебя, - она не спрашивает о том почему он здесь, что случилось, кого он потерял и что их ждет, дабы не задеть никаких душевных ран, не разрушить это единение еще больше возвращением к проблемам, оставив лишь этот момент, который получилось урвать у всего мира, ведь они живые и это то, что отличает их от полчищ безумных тварей, эти узы, чувства и связи. Совсем скоро их ждут новые испытания и возвращение к жестокой реальности, но сейчас она так счастлива, что не передать словами. Потом она спросит, потом будет вытаскивать из него слово за словом, потому что Гаррус и родители, о судьбе которых ей сейчас ничего не известно, единственное для нее ценное во всей проклятой галактике.
- Мы поговорим обо всем, так что не вздумай умирать раньше, чем я получу все подробности твоих очередных похождений, - короткий смешок куда-то ей в макушку заставляет Сол привычно фыркнуть, они отстраняются одновременно, но турианка на короткий момент перехватывает ладонь брата и сжимает ее крепче, ведь до тех пор пока они вместе нет ничего невозможного, Соловей сделает все ради своей семьи и ради своего непутевого старшего, она уже знает, что голова на подлость, на убийство, на предательство, на что угодно ради их защиты и спасения, что, пожалуй, немного пугает, - пошли, познакомлю тебя с парочкой наших, пока не вернулся Виктус. Она не выпускает его ладонь, буквально на буксире таща в сторону кварианца, не заботясь ни капли об уставном виде, и это она, формалистка в лучших традициях их отца! Выглядеть менее счастливой и меньше скалиться всем вокруг - тоже не особо получается, только па паре шагов от их недавнего пополнения сбавляет шаг и отпускает ладонь Гарруса, испытывая неожиданный острый укол сожаления.
- Витор! - она приветственно машет их столь ответственному, и что таить, милому кварианцу, - позволь представить, Витор’Нара, один из наших медиков, - в полных именах кварианцев она хоть и разбиралась, но к стыду своему помнила лишь само имя союзника, пропустив полное представление и на манер прочих офицеров используя подобное обращение с подачи самого Примарха, - а это Гаррус Вакариан, мой старший брат, - Сол кивает на спутника и лучезарно скалится, выискивая взглядом Адана, похоже предчувствовавшего замышляемую против него коварную пакость, а потому упорно не показывавшегося на глаза начальству. Хитрый гад. Впрочем, времени до отлета хватало, есть все шансы успеть пересечься и заставить лейтенанта делать ту восторженную мордашку, что появлялась у него при любом упоминании о брате, нужно ведь свести фанатов с их кумиром. Поразительно, как все может измениться в момент, утром она думала о том, что они скоро просто медленно передохнут здесь, потом серьезно планировала не сбежать ли ей от Гарруса, воспользовавшись любезным предложением лейтенанта, а после раздумывала о близкой и скорее всего бессмысленной смерти. Но вот сейчас она стоит подле старшего и чувствует себя как никогда живой. Плевать, что они потеряли и потеряют еще, ее мир все еще оставался почти целым, пусть в трещинах и ранах, с неопределенностями и нарывами от прошлых привязанностей и ошибк, их вечным соперничеством, практически разошедшимися жизненными путями... у нее все еще был брат. Во всяком случае, пока.

Когда ее окликают, это закономерно, она коротко извиняется перед мужчинами и предоставляет их обществу друг друга, направляясь к транспортнику, как всегда она не сказала ничего из того, что так хотелось и ничего из того, что необходимо. Впрочем, пока еще рано, не то место и время, поэтому Вакариан пересекается с инженерами и некоторое время пытается держать себя в руках, ровно все те неловкие полторы минуты, которые длится их разговор с Медораном, турианец вызывает в ней столь острое, какое-то просто материнское желание отмыть-отчистить чумазого инженера, которое даже не списать на требования выглядеть согласно уставу. Одна беда, не до того уже, но стремление отстирать мужчину всего, целиком, прямо в одежде и залив все это дело литрами моющих средств - никуда не делось. По пути удалось перехватить еще и Джерраса, уточняя не требуется ли тому ничего и покосившись на дружелюбный оскал заняться чем-то другим, Духи свидетели, она сама не знала почему, но этот тип ее заставлял иногда напрягаться и причину этому чувству она так и не нашла, а женской интуицией вроде как не обладала в принципе.
Солана долго думала следует ли брать какой-то дополнительный запас и без того скудных припасов, но отказалась от этой идеи, даже если они задержаться, особого смысла нет. В остальном погрузка проходит под надзором инженеров, от нее лично может быть по большей степени одна польза - огневая поддержка, а Солана и так всегда в броне, при оружии и с дополнительным запасом термозарядов, такие уж условия диктует развившаяся паранойя, еще бы пару гранат, но чего нет, того нет. До отлета оставалось совсем немного, когда откуда-то вылетел крайне обеспокоенный Адан, ухватил за плечи и оттащил в сторону, легко преодолев вялое сопротивление турианки, больше удивленной, чем действительно имеющей что-то против.
- Держи, - в руки пихнули металлическую емкость, в которой она сразу признала стандартную флягу военного образца с пометками «для питьевой воды», - остальные меня не волнуют, а ты вечно страдаешь от жажды, Малая, - Вакариан даже не пытается спорить, натыкаясь на строгий взгляд своего младшего офицера и только мнется, переступая с ноги на ногу, чувствуя как острые иглы впиваются куда-то под коленную чашечку и как муторно становится после этого фамильярного, но такого теплого обращения. Все же она была женщиной, была моложе него, показала свою слабость, хоть и не должна была, а теперь пожинает плоды... в виде дружбы? Сол чувствует, как мандибулы против воли расходятся в стороны, когда лейтенант кладет ладонь ей на макушку совершенно отеческим жестом и после ее тихого «спасибо» коротко кивает и так же стремительно скрывается среди прочих солдат. Жнецы могли уничтожить их дом, могли смести их города, но не смогли уничтожить их самих, а это - самое главное. Вакариан крепит флягу к поясу, рядом с магнитными захватами, благо конструкторы предусматривали и подобные моменты, за что отдельное им спасибо; а после запрыгивает наконец в транспорт, следом за подоспевшими инженерами, Гаррус пристроился где-то рядом и Сол улыбается глазами, понимая, что никак не может на него насмотреться, но это единственная вольность, которую она позволяет себе в присутствии посторонних. Весь перелет не занимает много времени и майор не вслушивается в редкие разговоры, только поглядывает иногда на Витора, все ли с кварианцем хорошо, да бросает временами взгляды в сторону Виктуса, хорошо бы оставить того в лагере, в большей безопасности, под надзором солдат, но Примарху же не прикажешь. Турианка тихо вздохнула, а хорошо бы.
Датриукс из космоса выглядел мертвым - один лишь камень и лед, заставший булыжник, где взгляду не за что ухватиться. Попыток отвоевать его раньше не предпринималось, вероятно еще и потому, что сами Жнецы не уничтожали толком сооружения, видимо не считая их значимыми или стоящими внимания, а турианцы не могли распылять свои силы еще больше. Впереди их ждали глубокие минус сто шестьдесят, воспоминание о чем заставило Сол чуть передернуться, представители ее расы очень не любили холод. Держа шлем наготове, она всматривалась в приближающуюся поверхность, а ведь высаживаться первыми придется им с Гаррусом. Проклятый холодный мир ждал, чтобы принять в свои объятья, отсутствие необходимости сражаться, во всяком случае исходя из полученной информации, даже немного разочаровывало, потому что контроль температуры брони это далеко не все, а вот хорошая драка дополнительная возможность согреться. Впрочем, это она поняла еще на Омеге. Как и многое другое.

Отредактировано Solana Vakarian (1 октября, 2017г. 18:37)

+1


Вы здесь » Mass Effect: Control of Logic » Первая полоса » 08.02.2187 — "Dungeons & Dragons"