Mass Effect: Control of Logic

Объявление

ИНФОБЛОК
× Нам нужны ГМы и модераторы!

10.08.2017Solana Vakarian теперь модератор!
01.08.2017 — Нам ГОД!
18.07.2017-31.07.2017ПЕРЕКЛИЧКА!
01.02.2017 — Нам полгода!
31.12.2016 — С наступающим Новым годом!
16.12.2016 — Объявляем начало Новогодних ивентов.
01.12.2016 — Нам 4 месяца! И у нас новый модератор — Crusader
07.11.2016 — Мы празднуем N7-day
22.10.2016 — Стартовал Хэллоуинский конкурс!
28.08.2016Таймлайн обновился для флэшбэка пост-МЭ2 (начиная с Бахака); Там же сформулированы правила для оформления новых сюжетных эпизодов; К шаблону анкеты добавилось необязательное дополнение в виде списка вопросов. Ответить на них может любой желающий в этой теме.
07.08.2016 — У нас появился ТАЙМЛАЙН!
01.08.2016 — Мы открылись! Активный набор в сюжетную линию "Новый мир, старые счеты" (подробности на вкладке "Разыскиваются")
ЛУЧШИЕ
РЕСУРСЫ

20

15,3

16

48

?
?
НАВИГАЦИЯ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
Контроль логики приветствует вас, игрок.
Мы играем по эпизодической системе, рейтинг - NC-17, тип мастеринга - смешанный.
Временные рамки - 2187-2188 год, Жнецы взяты под контроль.

"…Достоверно можно утверждать лишь то, что Жнецы покинули родные миры рас Галактики. Согласно отчётам военных, в настоящее время они заняты восстановлением ретрансляторов. Подробности о местонахождении ожнецованных форм жизни и их судьбе неизвестны".
- Daily News, via ANN.

Топы:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов
Каталоги:
White PR photoshop: Renaissance Зефир, помощь ролевым LYL
Партнеры:

Игра Престолов. С самого начала Tales of Runeterra - League of Legends RPGОнейроид: сделай свой арт безумным!
Баннерообмен:
DA: The AbyssСолнце встанет, когда ты будешь чист разумом.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mass Effect: Control of Logic » Персональные данные » Icarus is flying too close to the sun


Icarus is flying too close to the sun

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Имя: Solana (Sol) Vakarian | Солана (Сол) Вакариан
Nightingale | Соловей - позывной полученный в СБЦ, ставший прозвищем, закрепился на гражданке, так же использовался ей во время войны, сейчас является официальным и фигурирует в отчетах.

Возраст: 30 лет (2157 год)

Раса: турианка

Внешность:
«Был Федот ни красавец, ни урод,
ни румян, ни бледен,
ни богат, ни беден,
ни в парше, ни в парче,
а так, вообче».

Солана не обладает какой-то особо запоминающейся внешностью: худощавая, с тонкой талией, мало чем отличающаяся от прочих турианок, разве что ростом - всего сто семьдесят три сантиметра (при весе в шестьдесят пять килограмм), по турианским меркам она достаточно низкая. Пластины «костяной брони» большей частью светлые, сероватые у ворота. Также на тело разведчицы нанесен ярко-синий размашистый «ломаный» узор, который покрывает все его части. Наиболее плотный на руках и ногах, он остается достаточно свободным на груди и спине, состоя всего лишь из пары-тройки линий.
Лицевые пластины молочно-белые, мандибулы не такие узкие, но достаточно изящные. Короткий волнистый гребень непримечателен, мало чем отличается от многих таких же. Глаза пронзительного бирюзового цвета, с узкими «кошачьими» зрачками. Также лицо ее прочерчивают синие полосы, пересекающие нос и охватывающие мандибулы - являются одним из обычных традиционных узоров.
Что в Солане действительно хорошо - так это ее голос, вибрирующий, двухтональный, как и у прочих турианцев, и необычайно приятный. Если Солана чем-то и гордится, так это им, потому что во всем остальном проиграет с легкостью.
Движениям Вакариан свойственна плавность, неторопливость и размеренная грация, но когда та слишком волнуется или испытывает сильные эмоции - жестикуляция становится более резкой, размашистой и запросто выдает общую нервозность. Также Солана имеет привычку склонять голову на бок в момент задумчивости и выпадать в такие минуты из реальности, еще одним таким характерным жестом является привычка отбивать пальцами какой-то ритм или просто нервно постукивать.

«Вызывает антирес
И такой ишо разрез:
Как у вас там ходют бабы -
В панталонах али без?»

Мало кто видел Солану в чем-то кроме брони да формы СБЦ, в гражданском она появлялась только в гостях (потому что было бы неприлично завалиться к ним в полной амуниции), а после войны со Жнецами почти не вылезает из брони, зачастую даже спит в ней. Но сражение и мирная жизнь разные вещи, под влиянием подруги турианка достаточно сильно увлеклась модой, в частности других рас, у которых можно почерпнуть множество новых идей. Однако, учитывая воспитание и круг общения, старается лишний раз не показывать своей заинтересованности. Из цветов испытывает слабость к черному, синему и золотому, да и к золоту в целом, еще перед войной скопила на замысловатое украшение для гребня, обхватывающее его по каемке, с тонкими золотыми цепочками-соединенными между друг другом. Но, увы, у Соланы нет причин надевать сейчас нечто подобное, поэтому вместе с модулями для оружия рядом хранятся и такие сокровища в надежде, что когда-нибудь повод все же появится. Да, то, что, спасаясь с родной планеты, она утащила бессмысленную безделушку, возможно, говорит о наличии в их семье еще одного не самого хорошего турианца. Хотя есть вариант, что турианка гораздо больше женщина, чем привыкла показывать.

Должность: майор Иерархии, в прошлом офицер СБЦ (отдел особого реагирования).

Класс: солдат

Специализация: спецназ


Боевые приемы и навыки: Как и все турианцы, прошла подготовку в военном лагере, работала в СБЦ, вначале в исполнительном, а после в отделе специального реагирования, снова попав в армию, дослужилась до чина майора.
Обучалась рукопашному бою, но в прямом столкновении полагается на скорость и ловкость больше, чем на силу. Да и, как говорил инструктор, чтобы вступить в рукопашный бой, боец должен лишиться на поле боя: оружия, амуниции, гранат, инструментрона, ножа и шлема. Найти ровную площадку, на которой не валяется ни одного камня или палки. Найти на ней такого же раздолбая. И вступить с ним в рукопашную схватку. Во всех остальных случаях есть масса других более удачных способов смертоубийства.
Действительно хороша в обращении со снайперскими винтовками, а также ладит с крупнокалиберными пистолетами и пистолетами-пулеметами, отдавая первым предпочтение, сносно обращается и с остальным оружием, но только в силу общей военной подготовки, не более того. Солана снайпер и предпочитает держать между собой и врагом приличную дистанцию, но, в любом случае, даже если такой возможности и нет, она всегда старается как можно дольше оставаться под тактической маскировкой.
Умеет правильно оценить свои силы и обстановку в бою, хотя бывает временами излишне осторожна. Обладает поразительными рефлексами и гибкостью, но первые могут сыграть и против нее, так, например, Сол привыкла уворачиваться, а не блокировать удары, в определенной обстановке на этом можно удачно сыграть.
Не долечила старый перелом, поэтому после долгого бега начинает явственно хромать и испытывает достаточно сильную боль. Это еще одна причина, из-за которой Солана сейчас уже подсознательно старается сесть куда-либо и пристроиться как угодно, чтобы лишний раз не напрягать поврежденную конечность.
Небоевые навыки:«- Может, нырнем в пруд?
- Похоже, ты не видел, как плавают турианцы. Яростно машут руками, расплескивают воду и время от времени кричат, что тонут».

Поразительный дар - заговаривать зубы начальству. Хорошо ладит с бытовой техникой и транспортом, с другой - чуть хуже.
Из всего транспорта управляет только аэрокарами, и при том гоночными моделями, поэтому своеобразный стиль пилотирования будет не самым приятным для возможных пассажиров. Вынужденно научилась готовить, причем, достаточно разнообразные блюда, хотя само это занятие терпеть не может, также достаточно хозяйственная, но только если больше некому этим заняться. Действительно красиво поет и неплохо танцует (правда все больше что-то клубное, потому что это все, чему ее научили подруги).
Хорошо разбирается в истории и культуре ведущих рас Цитадели, в особенности это касается людей. Книгоман - особенно обожает старые, печатные издания, находя в запахе типографской краски и шелесте страниц нечто невероятно успокаивающее, правильное, цельное. В целом достаточно эрудированна, многим интересуется и, сталкиваясь с чем-то неизвестным, пытается ознакомиться с предметом и его сутью хотя бы в общих чертах (или уничтожить, турианцы такие турианцы, да).

Предпочитаемая тактика (силовые методы/альтернативные пути): 50/50. Зависит от ситуации, никогда нельзя точно узнать наперед, что потребуется. Вакариан не профессиональный дипломат и не мясник, но достаточно хорошо ориентируется по ситуации без приказов свыше, что является большим прогрессом для турианцев. Для достижения цели может и подстрелить, подстегивая сговорчивость, равно как и предложить какие-нибудь отступные и договориться миром. Каждую ситуацию нужно рассматривать отдельно.


Оружие

Доступное:
Снайперские винтовки: эксперт
Крупнокалиберные пистолеты: опытный
Пистолеты-пулеметы: опытный

Предпочитаемое:
M-6 «Палач»
M-9 «Ярость»
«Кризе»
«Чёрная вдова»

Модификации оружия, брони, инструментрона

На оружие установлены:
Толстостенный ствол (M-6 «Палач»)
Ствол с высокой начальной скоростью (M-9 «Ярость»)
Тепловизионный прицел (винтовка)
Оглушающий выстрел
Бронебойные патроны

На броню установлены:
Инструментрон с модификацией резотрона
Кинетические щиты
Автоподача панацелина

Есть возможность прикрепить к броне:
Визор «Куваши», стандартная военная модель для турианцев, запрограммирована под нужды снайпера (в отличие от брата не имеет привычки в бою гонять музыку из «Флотилии» и тем более - танцевальные ремиксы, а потому подобными модификациями не занималась никогда)
Тактическая маскировка
Тактическое сканирование
Термозаряды


Характер
Отношение к другим: сильно зависит от личных симпатий, но в целом Вакариан достаточно строга и требовательна к окружающим. Турианка не прощает предательства и ошибок другим, не мстительна, нет, но памятлива, и каждый поступок формирует ее отношение. Обладает некоторым набором железных принципов, но в остальных вопросах достаточно либеральна. Не терпит бессмысленной жестокости, низости, издевательств над слабыми.
Отношение к себе: не дает спуску другим, бывает излишне требовательна, но не стоит думать, что к себе она относится иначе. Помнит все свои ошибки и промахи, помнит все долги, не только чужие - но свои. Турианка строга, а иногда даже излишне критична в отношении себя.
Отношение к труду: Солана старается только тогда, когда в этом есть смысл, если считает работу необходимой, и не терпит бессмысленной растраты энергии, но когда необходимо - феноменально упорна, способна забывать о своих потребностях и отдаваться делу с поразительной фанатичностью.
Отношение к вещам: есть короткий список ценного и важного, остальное заменяемо и не вызывает никаких чувств. Так безмерно дорога личная коллекция оружия и модификаций, гоночный кар, пара уникальных украшений, небольшой голографический альбом памятных снимков с друзьями и несколько редких записей встреч с родными.

«- И в морду получить-то не из-за кого.
- Можешь получать за убеждения.
- За убеждения я и сам кому хочешь врежу».

Не зная Солану действительно хорошо, сложно сказать о ней что-то конкретное. Первое впечатление - вполне доброжелательная, четко знающая рамки дозволенного, зачастую подчеркнуто вежливая, в меру любопытная, в меру ироничная, а также избегающая бесполезных конфликтов - почти типичная турианка, которая спит, прижимая к груди сборник кодексов всех мастей. Слишком поверхностное суждение. Да, любой член Иерархии должен жить с долгом перед отчизной, без всего наносного и эгоистичного, и к ней это в значительно степени применимо, но о самой Вакариан говорит мало. Хотя и знают ее достаточно близко, чтобы увидеть все остальное - немногие.
Солана упряма и непреклонна в своих убеждениях, но не кричит о них на каждом углу и, в отличие брату, не склонна идти отстреливать «неверных», бестолково и нерезультативно. Вакариан знает, народные мстители и герои не живут долго, не изменяют они и суть живых - их стремление наживаться на соседях, грабить и убивать. Именно для таких моментов необходимы жестокие рамки и законы. Несмотря на всю свою «гибкость» и умение находить компромиссы - эта женщина никогда не отступается от того, во что верит и что ценит, поэтому когда личный стержень, личные критерии добра и зла, правильного и неправильного сталкиваются с миром - Вакариан сражается до победы или смерти.
В начале знакомства резкая фраза или острая шпилька от нее могут стать действительно неожиданностью. Впрочем, стоит вообще пообщаться с турианкой подольше и становится понятно, что она не чурается шутки (чаще всего ироничной, временами вовсе - грубой), остра на язык и не остается в долгу, но ужасно теряется от любых комплиментов, знаков внимания и чужих слез. Последнее заставляет разведчицу действительно паниковать и чувствовать себя безумно неловко, «ну хочешь я ему морду набью» - типичное утешение от Соланы, осторожное похлопывание по плечу и нервное «не теряй тональность!» - прилагаются.
Важным в портрете ее личности является тот факт, что турианка способна на очень сильные, почти болезненные привязанности, отчего ставит личное выше общественного. В силу этого и не имея особой склонности к показухе, предпочитает просто сделать, а потом молча получить заслуженное наказание, но с убежденностью правильно принятого решения. Сол очень ценит своих близких, они являются для нее всем. Где-то в мире может происходить что-то ужасное, что, бесспорно, печалит, но ей гораздо важнее быть уверенной, что все хорошо с теми, кто ей дорог. Иначе она не сможет помочь никому другому, равно как и выполнить свой долг. Поэтому, если однажды ей предложат выбрать между семьей или Иерархией... Она выберет семью. Невзирая на последствия.
Вакариан хорошо относится ко всем расам, ровно и спокойно, хотя, конечно, соотечественники ей ближе и понятнее. Испытывает интерес к людям и их культуре, проводит много времени в экстранете, знакомясь с их творчеством, которое ей пришлось по душе гораздо больше, чем родное, турианское. О подобном увлечении не рассказывала даже лучшим подругам. Песенки из части старых мюзиклов привязывались едва ли не намертво, отчего Сол нередко тихо напевала их себе под нос, радуясь, что в ее окружении не было людей, а те, кто заставал ее за этим тихим довольным мурчанием - почти никогда не узнавали мелодий. Уважительно относится к чужой культуре, и несмотря на то, что бесконечно предана своему народу, соглашается, что Иерархия не идеальна, и многое можно было бы перенять, но вслух это вряд ли когда-нибудь признает. Легко может похвалить музыку, танцы, картины или скульптуры, но упрямо скажет после, что это все равно ничего не значит.
При всем своей даре красноречия, в вопросе чувств сразу же теряется. Не склонная к особой откровенности, Солана очень эмоциональна, но при этом совершенно не умеет выражать свои чувства, тем более, облекать их в красивые слова. Своего волнения старается не показывать, равно как обиды или злости, исключением разве что стал брат, в общении с которым у нее не получалось в прошлом удержаться от острых шпилек и почти обвинительного «ты старший, так где тебя носит, почему тебя всегда нет рядом». Впрочем, виной тому страх за него, любовь к нему же, поэтому сдерживать свой нрав в общении с ним младшей из Вакарианов бывает сложно, вот и разрывалась турианка от желания послать его за пределы галактики, врезать как следует и, наоборот - обнять и просить никуда не уходить от нее и родителей. Последнее было совершенно детским, инфантильным и неприемлемым, но Солана ужасно обижалась на Гарруса за разлуку, позже казня себя за такое поведение, особенно, узнав, во что на самом деле был вовлечен брат. Всегда пыталась добиться одобрения родителей, стараясь быть примерной за двоих.
Не то чтобы необщительная, но не такая задорная и зажигательная, как старший брат - чаще предпочитала стоять в стороне и наблюдать, эта привычка с ней осталась и по сей день, Сол наблюдает гораздо больше, чем участвует, предпочитая сделать свой снайперский выстрел строго вовремя и в цель, во всех возможных смыслах.
В общении с противоположным полом чаще всего испытывала проблемы, просто потому что так и не смогла найти кого-то действительно надежного. Ну и понимающего, с этим вообще была ужасная проблема, потому что Вакариан при попытке что-то объяснить из спектра своих эмоций могла выдать только невнятное мычание, пару крепких армейских выражений, да безнадежно махнуть рукой. Ей проще было заниматься ненавистной готовкой, потому что любимое семейство нужно было накормить, матери - помочь, а подруг - порадовать чем-то вкусным. Молча. Так же ей было проще молча отваживать на Цитадели всех, кто домогался до ее легкомысленной подруги-азари, которая словно жила в своем собственном идеальном мире, даром, что старше, на деле совсем ребенок. Так же молчала Солана, прижимая к себе всхлипывающего мужика, на две головы выше нее самой, когда пустому гробу отдавали последние почести. Вакариан не могла его утешить, но могла не дать ему спиться, пинками гнала продолжать жить и что-то делать. Вот и получилось так, что не нашла турианка того, что трепался бы и понимал все - за двоих.
В этой неспособности сказать о себе и извечном волнении за других, временами происходящее доходило до абсурда, Сол начинала верить, что это все не ее: взаимоотношения, душевность - ей недоступна «магия такого порядка», не положено, видимо, и следует заняться другим, а не всякими романтичными глупостями. Да и было унизительно - оказаться слабой в чьих-то глазах. Это еще с учебного лагеря было больной мозолью, заставляющей разведчицу всеми силами делать самый независимый и уверенный вид женщины, которая гораздо сильнее и мудрее, чем есть на самом деле. «Или это сделаю я, или отец и брат снова устроят словесную баталию на три часа, а потом не будут друг с другом общаться три дня», «хочешь что-то сделать хорошо - сделай это сам, потому что больше никому нет дела до этого проклятого сада», «терпи, это лучше, чем быть слабой». Не найдешь в Солане и женского кокетства из разряда «я такая слабая, я такая неумеха, где ты, рыцарь, что знает все лучше меня», это вообще не особо свойственно турианским женщинам, а младшая Вакариан и вовсе пошлет любого, кто скажет, что она что-то не умеет или чего-то не может сделать.
Несмотря на то, что никогда не вступала в конфликт с начальством, а также уважала букву закона, была не меньшей головной болью, чем ее старший брат. Просто потому что Солана умеет настоять на своем, подчеркнуто строго, холодно, официально, чаще всего с использованием хитрости, а также иногда откровенно и без зазрения совести блефуя, если была уверена, что это сойдет ей с рук. Хотя бы потому, что в отличие от многих Вакариан прекрасно ориентируется в законах.
В бою не склонна к сумасбродным экспадам и излишнему риску, всегда предпочитает быть уверенной в победе и преимуществе, но в мирной обстановке позволяет себе маленькие шалости, редко - крупные, но только в силу того, что легко поддается влиянию своих немногочисленных подруг-смутьянок, которые ломают все ее барьеры и показное послушание, сманивая немного почудачить (чаще всего Солана пытается убедить саму себя, что просто хочет проследить за тем, чтобы с ними ничего не случилось). Впрочем, вполне вероятно эта часть останется в прошлом, жизни подруг унесла с собой война.
Не любит философские диспуты о вечном и бренном, размышлять - сколько угодно, но любая подобная мысль, высказанная вслух, по мнению Сол, становится глупостью, пошлостью или очередным экстремистским лозунгом.
Биография

I -  XV - солнечный круг, небо вокруг и прочие непотребства детства

Семья Соланы достаточно известна, хотя, скорее, известны мужчины семьи Вакариан. Отец - один из лучших в службе СБЦ, был дружен с прошлым примархом, мелькал в новостных сводках чаще, чем прочие, гроза преступности, один из тех, кто является опорой Иерархии. Брат - знаменитый смутьян, почти - и уже Спектр, спаситель, герой и больше не мальчишка, пытающийся что-то доказать их строгому отцу. На этом фоне двум женщинам просто потеряться, собственно, как часто это и бывает, мало кто знает о матери Соланы, женщине поразительной доброты, небывалого терпения и с огромным сердцем, которого хватило бы на весь мир.
Будучи младшей, она ужасно хотела доказать, что тоже чего-то стоит, Сол отчаянно приставала к брату, чтобы тот уделил ей внимание, пыталась добиться хоть самой небольшой похвалы от отца, тщательно копировала все за матерью. Ее детство было не таким уж плохим. Может, папа был занят больше Гаррусом и воспитанием из него настоящего мужчины, Сол же нравилось проводить время с матерью. Домашние дела в те годы казались простыми, интересными, почти игрой - но и уже первыми маленькими подвигами. Девочка любила сад, за которым ухаживала мать, что в условиях их родной планеты было не так уж и просто, ей нравилось, когда брат подхватывал ее на руки и подбрасывал вверх под деланно испуганные крики младшей Вакариан. Это было хорошее время, практически все ее воспоминания о детстве - светлые. Каждый новый день нес в себе неразрешимые драмы, чудовищные провалы, героические свершения, большие огромности, маленькие мелочи, которые девушка бережно хранит в своих воспоминаниях.
Первые же темные воспоминания, полные страха - связаны с налетом на колонию. Солана мало что помнит, на самом деле, почти ничего, кроме маминого крика, темноты подвала, куда она забилась от страха, а потом - запаха больницы. Мама пострадала, пока она пряталась в темном углу, но приехал тогда к ним только брат. Кто бы знал, как Сол благодарна ему за это и по сей день. Ей очень хотелось разреветься, но она была уже совсем-совсем взрослой! И плакать было нельзя. Зато можно было держать за руку уже совсем взрослого Гарруса, просто волнуясь за него, а не потому что было все еще страшно. Глупости какие, пусть и младшая, но она Вакариан, и она - турианка, а они не боятся никого, даже кроганов, даже сумасшедшего соседа, который, кажется, заминировал весь свой участок, а так же соорудил защитные укрепления из старых металлических унитазов. И не важно, что задыхающийся от смеха брат сказал, что это какие-то там зонды, похоже это было на унитазы. Старые и уродливые.
Без старшего в доме было пусто, его обучение, потом - работа. Солана ужасно скучала без него, иногда даже капризничала, что совершенно уж не пристало порядочной турианке, но разлуку она и правда переносила ужасно. Домашние дела перестали быть увлекательной игрой, превратившись в нудную ежедневную обязанность, друзья грезили чем-то несбыточным и прекрасным, строили планы, а младшая из Вакарианов поджимала мандибулы, отвечала невпопад и больше возилась с садом, развлекала маму чудачествами, стараясь ее рассмешить, и отсчитывала дни до отправки в лагерь. Ей совсем не хотелось покидать дом, вступать в такую важную, взрослую жизнь, но так было нужно. И все же, пока она могла - Солана показывала Эйву язык, дразнила за короткий и неаккуратный гребень, пробиралась к тому самому полоумному соседу, танцевала ночью у костра с подругами, отбивая ладонями бойкий ритм, она кружилась и тягуче пела вместе со всеми. И ей совсем не стыдно было получить от матери взбучку за ночные вылазки к большому костру.

XV-XVIII - первое офицерское звание и самый-высокий-друг

Взрослеть - не здорово. Вообще. Солана это быстро поняла. А еще, что быть маленькой - совсем не так хорошо, как казалось ей раньше. «Моя малышка» - было приятно слышать от отца, но ловить на себе скептические взгляды инструкторов - уже совершенно другое. Младшей из Вакарианов все давалось с трудом, рукопашный бой особенно, по ее комплекции и росту не единожды проезжались все, кому не лень, в том числе сослуживцы. Солана не уверена, как бы все сложилось, если бы она не познакомилась с другим неудачником лагеря. Как в насмешку над ней, турианец был высок, невероятно высок, пожалуй, этот парень мог бы побить все рекорды, и это был определенно еще больший неудачник, чем она, вечно путающийся в собственных конечностях, ужасно неловкий и стеснительный. Встретились два одиночества, как говорится.
Сабин отличался изрядной долей пессимизма, был фаталистом и всегда содрогался, вспоминая о старшем брате, но был бесконечно преданным и добрым другом, с ним было легко и просто. Сол стало не до собственных проблем, они стали совершенно незначительными, потому что она не сносила своей головой подарочные «люстры» в штабе, Гаррус никогда не пытался сделать из нее мастера по плаванью среди турианцев путем попыток притопить в озере, отец никогда не забывал ее на несколько дней на какой-нибудь станции, у Соланы так же не было сестры, которая пыталась бы проверять на прочность ее желудок, зачастую подсовывая в тарелку что-нибудь совершенно невозможное. В общем, список Сабина можно было продолжать бесконечно, а когда тебе рассказывают о чем-то за гранью твоего понимания, то иногда и жить становится проще.
Поразительно, но именно их парочка осталась еще на два года, получать офицерское образование. Почему так долго? Потому что офицер - уже командующее звено, пусть младшее, но несущее гораздо большую ответственность, поэтому требования были еще серьезней, но к выпуску они перебороли все свои слабости. Друг перестал переживать из-за своего огромного роста, а Сол научилась пользоваться своей миниатюрностью. В отличие от Сабина девушка подумывала остаться в армии, слабо представляя, чем еще сможет успешно заниматься, она никогда не была так хороша, как брат, в их тогда еще простеньких попытках что-то расследовать с подачи отца, простенькие упражнения для развития смекалки не были ей любимы, да и не давались особо. Никогда не грезила Сол о чем-то еще. Все должны были заниматься тем, что у них получается лучше всего, Солана хорошо стреляла и прекрасно исполняла приказы. Лучше всего она обращалась со снайперской винтовкой, неплохо разбиралась в технике, и хоть взламывать системы она совершенно не умеет (если только это не простая защитная схема, для обхода которой достаточно использования простого замыкания сети), зато наловчилась в починке, а также модификации различных девайсов, что в армии было одним из самых ее любимых занятий, к тому же это прекрасно успокаивало.

XVIII - трудности переходного возраста и любовь к хорошим «плохим» парням

Собственно, именно тогда же Вакариан влюбилась в самого молодого турианского Спектра. Да, новости о подвигах, сосредоточенный взгляд, чуть надменный вид, вибрирующие субгармоники при потрясающем внешнем виде - в то время не мало турианок вздыхали глядя на красавца Артериуса. Среди них была и Солана, которая забила все датапады информацией о своем кумире, впрочем, когда вернулась домой, с хвалебными одами спешить не стала, у отца была непереносимость к «нарушителям закона», «кровожадным монстрам прикрывающимся своими полномочиями», а также отец не хотел чтобы единственная дочка страдала по «этому конченному сукину сыну». Спорить со старшим Вакарианом было себе дороже, в отличие от Гарруса у Сол было больше терпения, поэтому скандала не случилось. Но пламенной любви это не отменяло.

XVIII-XXII - старые и новые знакомые, отдел особого реагирования

«И теперь вхожу я и говорю что-то героическое».
Молодая турианка некоторое время еще подумывала о продолжении армейской карьеры, но под давлением отца согласилась на работу в СБЦ. Было ли это беспокойством за нее, проявленным таким образом, что шло несколько вразрез с основной парадигмой Иерархии или причины были иные, точно скачать Вакариан не смогла бы и сейчас. Детектива из нее не вышло, это было понятно сразу (к вящему неудовольствию родителя, говорившего что-то про растраченный потенциал), так что Сол спокойно приняла перевод в исполнительный отдел, но почти сразу вошла в один из отрядов особого реагирования. Цитадель была особенным местом, окунувшись в ее жизнь, девушка совершенно не хотела ее покидать.
В начале карьеры, в одном из патрулей, Солана помогла девушке-азари избавиться от толпы навязчивых ухажеров. И очень пожалела об этом позже. Проклятая азари не оставляла Сол в покое, писала на работу, встречала после смены, всегда оказывалась рядом в самые неожиданные моменты, выработав у Вакариан привычку использовать тактическую маскировку даже на Цитадели, по пути в собственную квартиру. Это не спасало. Азари хотела, как минимум, стать ей добрым другом. И приглашала обнять вечность. Солана искренне не понимала причин такого внимания к себе, но вскоре сдалась под таким напором. Да и кто бы не сдался? Во всяком случае, после стало однозначно веселее жить. Здесь же (и тоже по работе) она встретилась с подругой детства, которая стала модельером, впрочем, вот это было совершенно не удивительно, Айша всегда была... особенной. Ненавидела муштру, отличалась поразительной капризностью, возвышенным нравом и вообще оторванностью от реальности. Сол не осуждала ее тогда - и восхищалась сейчас. Именно эта парочка, которая упорно пыталась перетягивать ее, подобно одеялу, каждая на свою сторону, скоро стала самым ценным для турианки. Под их влиянием Солана не единожды нарушала предписанные офицерам правила, несколько раз поддавалась уговорам на походы в ночные клубы и даже не пыталась там никого задержать, капитулируя из-за всеобщего веселья. Танцевать ей на самом деле нравилось, а при поддержке Айши и Тейрин у нее это даже начало хорошо получаться, а еще Сол любила их вечерние посиделки, когда подруги наперебой требовали спеть что-нибудь. Даже истязания модой офицер СБЦ сносила стоически, как и подобало ее народу - она терпела все тяготы и лишения. С этими двумя ее жизнь стала действительно сумасшедшей, потому что турианка никогда бы не подумала, что и азари, и ее мать вдруг будут соревноваться за одну девушку, причем, что этой девушкой окажется она.
С людьми тоже было неожиданно интересно работать. Более того, командир-человек сильно отличался от турианских офицеров. А еще Солане нравилась его привычка шутить в любой ситуации, сначала видимое раздолбайство крайне возмущало лейтенанта Иерархии, но после турианка узнала человека с совершенно иной стороны. Люди и правда были удивительными, совершенно не такими, как она представляла, и хотя Сол все еще казалось, что они слишком мягкие, если не рыхлые, то личностью и культурой она прониклась достаточно быстро. Правда, никому не сообщала о своем новом мнении и увлечении, подруги сойдут с ума от глупых предположений, а начальник будет шутить до тех пор, пока она в прямом смысле не сгорит от смущения и неловкости. За человеком шли не из уважения, это был тот редкий тип командиров, за которыми шли из любви, не просто из долга или уважения, это было совершенно другое, но Сол уверена и сейчас - нечто важное и удивительное.
Чтобы не терять форму, она регулярно участвовала в симуляторах, нередко совместно со своим непосредственным шефом. Из них получалась неплохая команда, да и это было прекрасным способом избежать просмотра очередной унылой мелодрамы.
Примерно в то же время увлеклась аэрокарами, точнее, гонками. Долго не решалась попробовать, но потом все же приняла участие в этом безобразии. С тех пор совершенно не умеет водить кар спокойно и соблюдая правила дорожного движения. Вопиющее бунтарство. А еще чрезмерная любовь к высоким скоростям. «- Слушай, для тебя вся прелесть аэрокара – в сексе на заднем сидении, но пилотировать гоночный кар – все равно, что заниматься любовью. С той лишь разницей, что ты сама решаешь, когда следует остановиться, когда с тебя хватит. И продолжаться это может долго. Действительно долго, а не те полные неловкости тридцать сумбурных минут». В общем, жизнь на Цитадели была удивительной, хоть работа отнимала много времени и сил.

XXII-XXVI - о сложностях взаимоотношений с мужчинами и мертвых кумирах

В какой-то момент Вакариан поняла, что влюбилась в своего шефа ничуть не меньше, чем в далекий кровавый идеал Артериуса, который всегда в воображении был окутан пламенем и дымом, испачкан в крови и пафосно превозмогал во славу Иерархии. Нет. Человек, один из первых, причем командир. У него были карие глаза с золотыми искрами, смешные человеческие темные волосы - вечно взъерошенные. Солана пыталась что-то предпринять, но позорно проваливалась во всех своих начинаниях. Мамины подсказки о том, как вести себя с их мужчинами не могли помочь в случае с человеком, социальные сигналы тот игнорировал или воспринимал иначе. А потом оказалось, что он давно женат. Выяснилось это буднично. Просто однажды шеф вбежал к ним с дурной физиономией крича, что стал отцом. Вакариан чувствовала себя еще более глупо и неловко, но обсуждать ситуацию не собиралась. Вернее просто не с кем было, подруги... Сол не хотел показаться ни глупой ни смешной с этой маленькой и ничтожной драмой. Но о переводе все же попросила. Ей было всего двадцать два, ее сердце впервые разбилось, как любят писать в красивых и бестолковых женских романах. Турианка решила проблему радикально и ее запрос приняли благосклонно. Через месяц войска Иерархии пополнились на одного снайпера.
Свои немногочисленные отпуска и увольнительные девушка всегда старалась провести в кругу семьи, если отец и брат оказывались слишком заняты беготней за преступниками, то она отправлялась на Цитадель, чтобы встретиться с ними и подругами. Впрочем, вскоре единственным, с кем она сможет встретиться - окажется отец. Старший брат отправится на поиски Сарена вместе с человеческим Спектром (выражение лица отца после этой новости невозможно было передать словами), и встретятся они еще нескоро.
Солана не застала битву за Цитадель, узнав о ней уже после случившегося. После возвращения брата оставила на время службу, желая провести время с семьей, а также опасаясь возможных скандалов в доме; зная брата и отца, девушка была уверена, что они быстро найдут повод, чтобы поспорить. Впрочем, все ее усилия и попытки удержать старшего от очередных приключений на его бедовую голову - ничего не дали. Гаррус практически сбежал после объявления о гибели человеческого спектра. Была ли тому виной именно смерть той, с кем он путешествовал, ненависть к канцелярщине, что-то еще, чего Сол не знала - старший брат снова побежал делать то, что посчитал необходимым. О, она была в ярости, и брату следовало бы поблагодарить матушку, которая отговорила ее от того, чтобы отправиться разыскивать непутевого родственника. Даже если бы она, схватив за гребень, приволокла его обратно, никакого толку с того не было бы.
Ах, да, ее сердце было снова разбито, вместе с образом кумира, который она хранила еще с юности. Впрочем, даже сейчас она не удалила ни одной новости, ни одного сохраненного интервью и снимка. Артериус все еще вызывал у нее искреннее восхищение. И горечь. Да, Вакариан умела выбирать мужчин - женатый человек и недостижимый извращенный идеал турианца. Последующие две попытки завязать отношения тоже будут провальными, пусть и по иным причинам.

XXVI-XVIII - семейные проблемы, страхи и ошибки

Когда мать свалила болезнь, Солана взяла отпускные и примчалась домой. Потом были больницы, туманные письма от брата, который играл в тайного агента и не собирался приезжать к ним, занятый какими-то невероятно важными делами. Турианка была в ярости, разрываясь от страха за старшего, который ведь точно где-то рисковал своей задницей, и от страха за маму. Сол приходила всегда раньше начала приема посетителей, терпеливо ждала разрешения на вход, проводя все время за развлечением мамы историями и байками, которыми щедро сыпал ее «крутой лохматый босс», рассказывала об Айше и легкомысленно отмахивалась от обеспокоенных вопросов в духе «у тебя не будет проблем с работой» и тем более «что с Гаррусом, как он». Ей совсем не хотелось беспокоить ее в такой тяжелый момент, поэтому с братом все было хорошо, выгодный контракт, и, конечно же, он постарается приехать при малейшей возможности. Это ведь Гаррус. Но она не верила Сол, мягко сжимала ее пальцы своими в ответ, но все же позволяла успокоить себя. Первый курс лечения закончился как раз тогда, когда закончились отпускные, и турианке пришлось вернуться на службу. Поиск денег, попытки выяснить, где шляется брат и не встретил ли он свое последнее приключение, Тейрин со своими капризами и обидой, потому что «холодная и жестокая Солана никого не любит». Иногда младшей из Вакарианов казалось, что она живет среди толпы детей. И тогда становилось совершенно непонятно, как с этим всем раньше справлялась мама. Все чаще приходилось выкручиваться и проявляя чудеса убеждения выпрашивать на службе отпускные, все более косо смотрело на нее начальство, но девушка держалась, стараясь успеть везде и не потерять достаточно прибыльное офицерское место.
Мама тяжело перенесла очередной курс, из-за чего Солане пришлось покинуть службу ради помощи ей. Даже подруги, прознавшие о ее проблемах, не могли набрать нужной суммы для перевода ее в инопланетный медцентр, у саларианских врачей было средство, что могло помочь, но страховка его не покрывала. И, как назло, брат решил написать ей именно тогда, когда девушка думала, где можно сделать заем и кого необходимо убить для получения нужной суммы. Гаррус собирался помочь, ну конечно, шляясь непонятно где, подвергая себя опасности (просто иначе со старшим не могло быть, с его-то неумением держать язык за зубами и неспособностью пройти мимо «несправедливости»). Брат не заслуживал таких слов, но у Сол не нашлось других, кроме как жалящих и обиженных. С другой стороны, когда она видела его в последний раз? Когда в последний раз они встречались под одной крышей? Возможно, она была не такой плохой турианкой, но ей было далеко до матери, с ее извечным пониманием и терпением. Может, девушка еще не стала достаточно сильной, такой же, как и она. И Гаррус действительно не выходил на связь достаточно долго, чтобы Солана начала внутренне паниковать. Но матери она была нужней. И все же, ей хотелось, чтобы братец и правда не забывал о них. И о ней в том числе. Только странное чувство одиночества, слабости и бессилия - все это отравляло душу с новой силой.

Чудес не бывает, они остаются где-то до первых насмешек, не уходят дальше тренировочного лагеря и исчезают после первой пролитой крови, вместо чудес ты получаешь четкое понимание реальности, строгую и лаконичную картину мира. Однако Солана стояла возле окна в медицинском институте Гелоса, рядом мирно спала мама, лечение было оплачено, а от Гарруса пришло сообщение о том, что он скоро вернется из своего похода. Турианка была в растерянности, просто потому что жалобные глазки не были ее коньком. А несносный брат, играя в шпионов где-то далеко, умудрился сделать то, что никогда не вышло бы у Сол. Злость, радость и облегчение были так тесно переплетены, что она не была уверена, что сделает при встрече - врежет несносному братцу или обнимет так крепко, как только сможет. Не то чтобы она простила старшего и все его игры в Спектра, с тайными заданиями и постоянным отсутствием в самые нужные моменты, но Гаррус не забывал семью и все еще заботился о них. Всех них. И Солана снова чувствовала себя живой. Может быть, лечение займет много времени, а брат снова сбежит спасать галактику, не меньше, но сейчас ей хотелось верить в чудо. Это еще раз показало, до настоящей войны Вакариан была отвратительно наивна и глупа.

XXVIII-XXIX - уроки укрощения Соланы от брата (разовая акция без возможности повторения), и очередной провал межличностного перка общения от младшей Вакариан

Вопреки волнению, забыв обо всем, что хотела сказать, молодая турианка при виде брата не удержалась от удивленного... почти вскрика. Слова не шли, и она не осмеливалась коснуться ужасающих шрамов на лице брата. И только после какой-то глупой и отвратительной шутки Гарруса - нашла в себе силы отмереть и наконец обнять блудного родственника. Солана служила в армии, не боялась крови и боли, не была никогда впечатлительной особой, но почему-то глядя на него - внутри все переворачивалось. И от тоски, и от волнения. Но желание врезать - вернулось с новой силой. От страха. И бить до тех пор, пока старший не поймет, что подобное не должно повториться.
А еще Сол была сердита, что Гаррус все еще считал ее ребенком, проклятье, он заперся с отцом, потому что ему нужно было обсудить что-то жизненно важное, а ей хотелось огреть прикладом их обоих, а не красться под тактической маскировкой, а задача осложнялась еще и этим проклятым модифицированным визором. У нее не было и шанса. Отец знал все ее трюки и приемы, слишком сосредоточившись на брате, турианка сосем забыла о нем, за что и поплатилась. Но эта парочка хотя бы не пыталась ее снова выставить. А вечером брат, робко поскребшись в ее дверь - просто поразил Сол, в самое сердце. Это была любовь с первого взгляда. «Черная вдова» - та самая, которой она грезила увидев первые новости о чуде от Альянса, та самая, которая виделась в самых фривольных снах, где можно разбирать ее, каждый из модулей... Выдав что-то на крайне высоких нотах, она повисла у брата на шее и, утащив оружие - совершенно забыла о самом Гаррусе.

Солана долго разрывалась от желания вернуться на Цитадель, остаться с матерью и хоть как-то помочь брату и защитить свой родной мир. Долг оказался сильнее всего прочего. Вакариан вернулась в действующую армию, проигнорировав мягкий намек отца, что тот хотел бы видеть ее на Цитадели в прежнем звании. Сол не послушалась. Очень правильная, не любящая расстраивать свою семью, она просто поступила, как делал обычно Гаррус - так, как считала нужным сама. За то короткое время они умудрились стать дружней, чем были когда-либо. Во всяком случае, после очередной дискуссии отца и брата - больше не хотелось сделать что-нибудь противоестественное с этими двумя.
Брат действительно сделал все, чтобы помочь Палавену и своей семье. И Сол очень многое хотела ему сказать. Что ей жаль, что ее не было рядом, чтобы помочь и разделить, что она просто оказалась недостаточно хороша, чтобы сделать то, что должна была. Душещипательной речи не вышло, вместо этого она хлопнула его на прощание по плечу, неловко пошутила и принялась отсчитывать дни. Увы, ее навыки общения в последние годы порядком заржавели. Возможно, если они все благополучно переживут, Сол скажет ему самое главное.

XXIX - XXX - война

«...только не раздави меня этой проклятой железной ходулей, это будет самая глупая смерть, брат будет смеяться над моей могилой, я не отмоюсь от этого позора, подруги упадут в обморок от вида того, чем я стану, а папа меня вернет обратно и при всех показательно отчитает, что сделает за это мама - не хочу даже думать. Давай, мерзкая тварь, просто иди, иди, исчезни, пожалуйста, пожалуйста».
Она оказалась не готова. Вылетая из душа, пока здание рушилось, на ходу подхватывая чужой инструментрон и пытаясь просто добраться до проклятой брони и оружия. Они все были не готовы к такому. Впервые увидев в непосредственной близости Жнеца, Вакариан едва поборола животный инстинкт - бежать. Среди обломков и разрушений она чудом нашла свое снаряжение и тихо мантрой повторяла про себя «быстрее, быстрее, быстрее». Турианка даже сейчас не может точно сказать, почему смогла выбраться. Удача - единственное объяснение. Элитное, духи всех дери, снайперское подразделение.
Хаски были омерзительными. А еще очень быстрыми, проклятые уроды были тем опаснее, чем больше их было. Сол искренне жалела об отсутствии гранат или чего значительно мощнее, наблюдая за тем, как толпа таких тварей погребла под собой одного из ее сослуживцев. Они отступали не так слаженно, как хотелось, потому что командиры оказались выбиты первыми, словно проклятые ублюдки точно знали, куда наносить удар.
Когда им удалось все же перегруппироваться, Сол сразу же заняла место стрелка на одной из установленных вышек, потому что на земле, среди группы хасков или в столкновении более мощным противником - она разом теряла все свое преимущество. Вначале все было неплохо, закрепившись, они уверенно удерживали точку, Вакариан благодарила духов за то, что Жнец направился не к ним. Но он был не единственной проблемой, несколько раз проклятые монстры пытались испортить систему коммуникаций, что говорило о том, что существа были не так тупы, как казалось. Во всяком случае, часть из них. Но монстры не знали усталости, жажды и голода, свойственных любому живому существу, им не требовался сон. Турианцы - стойкий народ, особенно, когда защищают свою родную землю. Но голодный и уставший солдат - слабый солдат, он чаще совершает ошибки, он слабеет. И его можно взять измором. Они держались, сколько могли, сон был роскошью, и Солана не всегда вспоминала о еде, слишком занятая осмотром периметра. Пока что им везло, но врага словно становилось только больше и больше, сколько бы они ни подстрелили, приходили еще и еще. Перекореженные, мерзкие, настоящая насмешка над жизнью. В редкое время передышек Вакариан пыталась связаться с братом, но безуспешно.
Это было не через неделю и даже не через две. В тот раз группа из Тварей была значительно больше, Сол едва успела подать сигнал, когда поняла, что такой же сигнал отдают еще трое сослуживцев, их гарнизон собирались смести, высокие укрепления и тяжелые орудия были серьезной преградой, пока к ним не присоединились летающие ублюдки. Отвлекшись на сборщиков, им не удалось отстоять укрепление, одна из туш гибрида крогана и турианца с грохотом ввалилась во внутренний двор. Тварь была мертва, но уже следующая рвалась вперед. Сражение было проиграно именно в этот момент. Если бы не три биотика, что были среди них, выживших не осталось бы вовсе.
Термозарядов никогда не бывает много, особенно, если у тебя нет и шанса, что кто-то подтащит еще коробку на проклятую вышку, пока внизу беснуются монстры. Омерзительный монстр с огромной клешней, с виду неповоротливая туша, был поразительно быстрым и мощным, почти неостановимым. Когда эта ублюдочная бестия врезалась в вышку, Сол только нервно матерясь сменила термозаряд, едва не обжегшись в процессе. Ладно, вот это было близко. Бронебойные патроны и «Вдова» - спасли ее шкуру, когда вышка, накренившись - рухнула вниз, придавливая ее частью покореженной конструкции. Три выстрела разнесли бошку монстру. И только потом Солана заорала, поняв, что ужасающий хруст - это расколовшаяся броня и ее собственные кости. И все же, ей хватило сил, чтобы не потерять сознание и продержаться тот смертельно опасный промежуток, пока до нее не добежал один из биотиков, сумев приподнять конструкцию, которая могла стать ее могилой.
Броня не спасла, сказать по правде, разведчица не была уверена, что останется при двух ногах, Вакариан только и могла, что отчаянно прижимать к себе винтовку, как единственную константу, в которой она была уверена. Это было унизительно. Ее не разорвали на части хаски, не подстрелили, не разнесло биотическим взрывом, нет, Солану Вакариан победила вышка! Вышка! Сол почти плакала, то ли от боли, то ли от злости, то ли от того, как отец бережно сжимал ее плечо. Или потому что именно он перед этим скрутил дочь намертво, пока она билась в его руках - панацелин не мог помочь, пока в ее теле были куски брони и наружу торчала кость. Присутствие отца стало каким-то спусковым механизмом и впервые за долгое время она уснула, крепко, не вздрагивая от каждого звука.
Ее показатели были дерьмовыми. Но Солана не хотела покидать Палавен. Это был ее дом. И он горел. Отец говорил с Гаррусом, а турианка лежала и смотрела в потолок медицинского отсека. На восстановление уйдет много времени и придется пройти курс восстановления, если она все еще хотела в дальнейшем не только хромать, но и полноценно бегать, прыгать и стрелять из любого положения, и все это - без помощи инвалидной коляски. Отвратительное чувство беспомощности не оставляло Сол, отравляя изнутри. Они выбрались, в отличие от многих. Жнецы неотвратимо захватывали все новые и новые системы, Тессия пала, а ее сад, который она все эти годы так берегла, мечтая показать маме, что сберегла... Очень сентиментально. Очень мило, очень сентиментально и бестолково. И нерезультативно. Как и вся эта история с переломом. Гаррус еще несколько раз выходил на связь, но Сол так и не нашла сил пообщаться с ним, чувствуя себя настоящим дезертиром. Поэтому и сбежала из госпиталя как только начала ходить самостоятельно. Все оставшееся время она проведет на стимуляторах. Позднее была только короткая и суетливая встреча с родными, неуютный разговор с отцом о здоровье и очередное бегство. Вакариан сама не поверила, когда ей присвоили звание майора, если бы не эта чертова война, дальше капитана ей было бы не уйти, да и это звание ее ждало бы еще не скоро. Майор и группа молодняка, двое и вовсе только с полноценной офицерской учебки, даже броня и та была еще новенькой и приветливо перемигивалась диодной демаскирующей подсветкой. Солана тогда впервые повторила несколько емких фраз, что так любил ее шеф с Цитадели. Ситуацию они описывали предельно точно.

Победа отдавала горечью. Это вообще мало напоминало победу. Разрушенные ретрансляторы, нарушенные коммуникации, где-то голодающие колонии, где-то нехватка медикаментов. А еще были Жнецы. Жнецы. Те самые машины, что уничтожили ее дом - остались целы. Вот тогда, именно тогда Солана позволила себе одну-единственную истерику. Она плакала и смеялась. И снова плакала, пока не получила от отца смачную оплеуху. Это отрезвило. Но острое чувство гадливости, почти ненависти - не оставляло ее. Как и страх. Ей казалось, что в любой момент техника могла сорваться с поводка. Но никто не будет готов. Это была навязчивая и не оставляющая ее в покое ни на минуту мысль.
А потом были похороны и поминальные службы всех мастей. А еще были пустые гробы. Один из них для Айши - та не смогла вовремя покинуть Тессию. Было как-то особенно хреново, Вакариан просто делала то, что должна была: успокаивала мужа подруги, здоровенного всхлипывающего амбала, отправила послание родственникам Тейрин пережившим свою дочь, подняла старые контакты, чтобы выяснить судьбу Сабина - но старый друг тоже не выбрался с Палавена, а ее бывший начальник из СБЦ и вовсе погиб на Земле почти в самом начале войны.
Тяжелый труд хоть как-то мешал навязчивым мыслям, со сном тоже были проблемы, и Солана предпочитала просто доводить себя до состояния, когда организм просто брал свое - отправляя в спасительное забытье. Ей снился их старый дом, часто - смеющаяся Айша, танцующая в клубе, в сиянии огней, Тейрин со всеми ее откровенными улыбками и пошлыми шутками, но чаще ей снилась механическая нога Жнеца, за которой она снова с содроганием следила, ожидая отправится ли монстр дальше, раздавит ли ее, во снах все было иначе - чудовищная машина всегда находила ее. В этих снах все тонуло в пламени и отвратительном визге.
Младшая Вакариан никогда не претендовала на героичность, никогда не пыталась изображать то, чем не являлась. Паранойя не отпускала и Сол предпочитала не расставаться с броней, а чтобы не беспокоить других - предпочитала делать вид, что не испытывает боли после пробежки, врала брату и старалась быть как можно дальше от всего что связано с ним, примархом, играми политиков разрушенного мира и каждую ночь взывала сама не знала к кому. Жнецы были под контролем Шепард, как заявили в новостях, но почему-то дурная героиня войны и закадычная подруга брата не спешила разможжить проклятых тварей друг об друга. Солана никогда бы не призналась, но после стольких жертв... она не понимала. Она почти ненавидела.
Возможно, ей просто нужно больше времени. Значительно больше.

Ключевые события:
• Родилась и выросла на Палавене.
• В 15 лет отправилась в военный лагерь, но обучение заняло не положенный год, а три, Солану сразу готовили на офицерскую должность.
• После по настоянию отца прошла необходимое дополнительное обучение и поступила в СБЦ, но семейное ремесло поддерживала со скрипом, в первую же неделю перешла в исполнительный отдел, а потом и вовсе в отдел особого назначения.
• В двадцать два года по личным причинам покинула СБЦ и перешла на службу Иерархии. Была восстановлена в офицерском чине и получила 13 ступень гражданства.
• Вскоре после Битвы за Цитадель ее уход был одобрен в связи с семейными обстоятельствами. Солана занимается поиском средств на лечение матери и присматривает за ней.
• После возвращения Гарруса и последнего курса лечения матери - снова возвращается на службу, будучи пониженной на один ранг - успешно восстанавливает его перед нападением Жнецов.
• Участвовала в защите Палавена. Во время одного из боев сломала ногу, перелом был достаточно серьезен, и Солана эвакуировалась вместе с отцом.
• В госпитале получила быстрое и хорошее обслуживание от неизвестного молодого саларианского врача, согласившись на использование как-то опытной военной разработки. Не дождалась полного курса лечения и тем более реабилитации и соврав отцу - сбежала. Вернулась в строй. Была распределена в 43-е подразделение турианской морской пехоты.
• В связи с расформированием и почти полным уничтожением старого гарнизона оказалась старшим выжившим офицером и получила повышения до майора.
• На данный момент переживает тяжелый личностный кризис, не особо верит в конец войны и продолжает искать себе работы потяжелее и опасней. Благо в этой разрухе возможно все.


Планы на игру: как порядочная турианка жду приказа свыше. Готова во все, что не политика. От последней и в жизни уже тошнит, поэтому хочется семейного, экшонного и чтобы Большая и Светлая и Великая - Цель.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Solana Vakarian (8 января, 2017г. 14:18)

+2

2

Вы приняты!
http://s3.uploads.ru/bxErA.png

Добро пожаловать на Mass Effect: Control of Logic! Располагайтесь поудобнее, по всем возникающим вопросам обращайтесь к АМС. Тему хроник можно создать здесь. Не забудьте отметиться в списке ролей, заполнить дополнительную информацию профиля и занять внешность, если для вас это актуально.
Приятной игры!

0


Вы здесь » Mass Effect: Control of Logic » Персональные данные » Icarus is flying too close to the sun